Лента новостей

Актриса «СамАрта» Татьяна Наумова о новой постановке про «каменные джунгли»

Одна из самых интересных и ярких премьер прошлого сезона — спектакль «Сказки Пушкина» «СамАрта». Это первая постановка Татьяны Наумовой на сцене родного театра, где она работает актрисой с 2008 года.

Ее «Слепые» по Метерлинку несколько лет шли в «Учебном театре» Самарского института культуры — там Татьяна преподает актерское мастерство. Следующим спектаклем со студентами стала «Баба Шанель» по пьесе Николая Коляды. Несмотря на это, Татьяна до сих пор не называет себя режиссером.

— Как родилась идея «зайти» в сказки Пушкина через гаджеты?

— Знакомая рассказала мне, что когда в Крыму отключили свет, то она первый раз за много лет услышала детские голоса на улице. Меня это так поразило: не знала, что проблема настолько актуальна и школьники безвылазно сидят в гаджетах. Все детство я провела во дворе. У меня до сих пор нет компьютера. На первой репетиции я рассказала эту историю артистам, и постепенно родилось творческое решение. Когда я была маленькой, то делала себе домики под столом. Одеяла и подушки — вот и все мои выразительные средства. Так и сложился спектакль через игру.

— Один из самых известных и авторитетных режиссеров современности — Анатолий Праудин стал вашим мастером на несколько лет. Как вы попали к нему на курс?
— Сергей Филиппович (Соколов — директор театра «СамАрт». — Прим. авт.) позвал в кабинет и предложил мне, Леше Елхимову и Сереже Макарову пойти на режиссерский курс к Анатолию Аркадьевичу. Я не сразу дала согласие и до сих пор считаю свой выбор авантюрой. Но мне было интересно дополнительно поработать с этим режиссером. Кроме того, я почувствовала, что мне уже мало быть актрисой и самой есть что сказать.

— Что вы почерпнули для себя во время учебы?
— Я научилась задавать вопросы и искать на них ответы. Пробираться к истине, сокрытой в тексте. Мне кажется, Анатолий Аркадьевич сделал из меня «мужика». Помню, как плакала, поскольку не понимала, что от меня хотят. Но, стиснув зубы, заставляла себя идти дальше. Праудин умеет так попасть в какую-то важную точку, что ты не можешь забыть эту тему, хочется во всем разобраться до конца. Благодаря ему я познакомилась с этюдным методом.

Когда мы работали над «Маленькими трагедиями» Пушкина, то взяли биографию Александра Сергеевича и сочиняли. «Что есть Пушкин?..» Сначала нужно узнать, кто такой автор, а потом, что он имел в виду.

— Какую оценку мастера особенно запомнили?
— Он назвал меня поволжской Пиной Бауш (немецкая танцовщица и хореограф. — Прим. авт.).

— Вам в режиссуре ближе пластическое решение?
— Да, мне так легче. Мы часто забываем о том, что у нас есть тело. Для меня важно, чтобы артисты были в диалоге с ним. На самом деле тело дает много возможностей. Слова — это прекрасно, но через пластику можно выразить намного больше.

— В конце марта вы получили диплом из рук Константина Райкина…
— По техническим причинам мы не смогли получить диплом у Праудина и в течение месяца прошли обучение в «Театральной школе Райкина» по дополнительной профессиональной программе «Театральная режиссура». Потом написали экспликацию по выбранному спектаклю, защитили ее и в конце марта получили дипломы.

— Какую работу «защищали»?
— «Маугли», премьера которого запланирована в «СамАрте» летом. Делаем микс: не отказываемся от текста полностью, но это будет преимущественно пластическая история. Постановку готовим совместно с хореографом Павлом Самохваловым.

— С чем вы приходите к артистам на репетицию?
— Прихожу полностью готовая по материалу: что, как, почему, актуальность, идея — ради чего мы все это делаем. Иногда мысль рождается посреди ночи — и тогда срочно нужно кому-то рассказать, записать или зарисовать. Говорят, что любовь — это засыпать и просыпаться с мыслями о человеке. А я в период постановки отхожу ко сну и пробуждаюсь, думая о спектакле. Потом прихожу на репетицию со словами: «Мне надо вот это проверить, а дальше уже как пойдет…» Идеи костюмов часто именно так и возникают. Долго думала над решением по «Маугли». Когда произносишь это слово, у всех в голове возникает мультик: мальчик в набедренной повязке. «Как же переломить старый образ?» — думала я. Ответ пришел неожиданно — вдохновил Ёдзи Ямамото (известный япоский модельер, создатель костюмов для фильма Такеши Китано «Куклы». — Прим. авт.). Меня привлекают геометрия его стиля, «отклонение от нормы». Художник спектакля Марина Евдоченкова загорелась идеей.

— Как будет выглядеть спектакль?
— На сцене создадим джунгли, но не из растительной среды — каменные, урбанистические. Животные черты персонажей будут проявляться скорее в характерах, чем во внешности. Хочется сделать взрослую историю.

— Чем вас привлек текст «Книги джунглей»?
— Ключом к пониманию стали слова Киплинга: «Мы с тобой одной крови». Чтобы произнести эту фразу, к ней нужно подойти — она многое в себя включает. Не важны твое вероисповедание, национальность, бедный ты или богатый — мы одной крови. Хочется сказать это всем людям в мире.

Метки
Показать ещё

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение