Культура

Конфликт поколений в старом доме. В самарском театре драмы представили спектакль по пьесе Алексея Казанцева

Очень популярную в 70-80-е годы пьесу Алексея Казанцева «Старый дом» в последнее время редко можно увидеть в театре. Одно из немногих исключений — сцена московского Центра драматургии и режиссуры.

Относительная неизвестность в данном случае во благо. Зрителю становится интереснее следить за нехитрыми перипетиями сюжета — этой истории он, скорее всего, не знает.

Можно было бы назвать главной движущей силой постановки конфликт отцов и детей: мама Олега, которого играет Владимир Морякин, против его отношений с Сашей (Наталья Ионова), а ей, в свою очередь, отец запрещает поступать в театральный институт. Игнорируя мнение родителей, подростки строят жизнь по-своему, свысока глядя на предыдущее поколение (причем в буквальном смысле — любовное гнездышко они свили на чердаке). Но это не история Ромео и Джульетты. И вовсе не родители разрушают их хрупкий рай для двоих.

Написанная Алексеем Казанцевым в середине 70-х пьеса посвящена событиям десятилетней давности. В ней есть и ностальгия по 60-м, и обличение пороков, из-за которого у автора были проблемы с цензурой: «Как можно порочить честь советского человека?!».

Казанцев в своем произведении представляет калейдоскоп удивляющих его качеств: мещанство и глупость матери Олега (Влада Филиппова), пьянство и буйный нрав отца Саши (Петр Жуйков), ханжество и лицемерие соседа (Владимир Сапрыкин). Саша, которой выпала «удача» жить с алкоголиком-отцом, не осуждает окружающих, а, скорее, недоумевает по поводу того, как можно быть такими: «О чем эти люди говорят? Зачем вообще об этом говорить? На сон похоже… словно бредят…».

Безумной каруселью при помощи вращающегося круга сцены перед нашими глазами проплывают соседи, ютящиеся каждый в своей каморке. Монотонная серость стен и мебели (сценография народного художника РФ Станислава Бенедиктова) подчеркивает рутину, в которой вынуждены существовать жители старого дома. От серебряно-серой монохромности веет холодом, а постоянно распадающиеся родственные и межличностные связи персонажей создают эффект озноба.

«Старый дом» стал последней работой заслуженного деятеля искусств России Вячеслава Гвоздкова. Доделать спектакль он не успел — заканчивал постановку его друг и однокурсник, режиссер Валерий Гришко. Что же увидел в этом тексте Вячеслав Гвоздков? Может быть, ностальгию по своей ранней постановке «Старого дома» в кировском театре (1981 г.) или чуть позже — в эстонском (1983 г.)? А может быть, он хотел в этой лишенной благостной гармонии пьесе найти подлинный дух 60-х, чтобы привнести его в наши дни? К сожалению, нам теперь остается только гадать.

Комментарий
Валерий Гришко, главный режиссер Самарского академического театра драмы:

— Не думал, что буду выпускать спектакль за своего друга, которого знал 44 года. Мы проделали большую работу, но выбор материала, художественное решение — Вячеслава Алексеевича. Хочу сказать спасибо актерам за то, что они приняли с пониманием и доверием мой приход на постановку, поддержали меня в моменты поиска. Сегодня, как и многие дни до этого, Гвоздков всем нам снится. Одна наша знакомая сказала, что в ее сне он страшно нервничал. Я тоже, Слава, нервничаю. У меня большая ответственность — все, что в спектакле будет не так, это моя вина. Все что так, Слава, — твое.

Метки
Показать ещё

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение