Лента новостей

Капитан сингапурской пароходной компании Алексей Будин о выборе профессии и морских буднях

Капитан торгового судна сингапурской пароходной компании Алексей Будин недавно вернулся из очередного плавания. Отпуск — четыре месяца, которые можно провести с любимой семьей: у Алексея сын и две дочки, младшей еще нет и года. Тем не менее моряк нашел время, чтобы рассказать о своих капитанских буднях.

— Алексей, как вы стали моряком, среди ваших родных были люди, связанные с флотом?

— Отец военный, ракетчик, а я с детства хотел во флот. Дома, в Набережных Челнах, окончил речной лицей. После 11-го класса пробовал поступить в высшее морское училище имени Попова в Санкт-Петербурге. Экзамены сдал хорошо, но предпочтение при поступлении там отдается детям моряков. В 2002 году я приехал в Самару поступать в речной техникум на судовождение. Практику проходил в компании «Волготанкер». Получив диплом, остался там работать. Но уже в 2005-м меня направили продолжать образование в московскую академию водного транспорта, где я проучился пять лет.

— В Самаре, наверное, в те годы бывали редко?

— На третьем курсе академии я женился. С супругой Гузалией мы учились вместе в техникуме, и во время учебы в академии я приезжал сюда в отпуск, на каникулы. После получения диплома нужно было решать, что делать дальше. «Волготанкер» закрылся. Через интернет я устроился в иностранную судоходную компанию, офис которой находился в Лондоне. Туда меня взяли третьим штурманом. Ходил на судах класса «река — море» по Балтике до южных морей — в Турцию, Египет. Возили пшеницу. Спустя три года перешел в сингапурскую компанию. У нее около ста судов, и у всех в названии присутствует слово луч — «Желтый луч», «Зеленый луч», «Золотой луч».

— Сложно привыкать к команде, где собраны люди со всего света?

— Да, у нас смешанные экипажи — индусы, турки, европейцы. Россиян практически нет. Например, когда я работал капитаном по первому контракту, нас из России было двое — я и электромеханик. Хочешь не хочешь, а учишься ладить с разными людьми. Зато я познакомился с представителями других культур, изучил на практике английский язык. В целом же люди в этой сфере трудятся весьма серьезные, многие откладывают выход на заслуженный отдых. Некоторым матросам по 50 лет. А на одном судне я работал с капитаном, которому было 73 года.

— Как складывается рабочий день капитана?

— С шести утра и до пяти вечера производственные дела, в том числе приходится вести объемную переписку с офисом. Каждый день оттуда просят прислать отчет — нашу позицию, количество израсходованного топлива, информацию по грузу.

— Свободное время как проводите, в море купаетесь?

— Чаще всего общаюсь по интернету с родными. Что касается купания, такое в моей морской практике было только раз. Однажды капитан, у которого я был штурманом, остановил судно посередине океана и разрешил нам купаться.

— Моряки известны своей любовью к крепким напиткам…

— Чтобы моряк был в стельку пьяным, никогда не видел. Ко всему прочему в нашей компании употребление спиртных напитков в море категорически запрещено, разве что в порту во время стоянки можно выпить бутылку пива.

— Внештатные ситуации во время плавания случались?

— Иногда прогноз не совпадал с фактической погодой, и мы попадали в шторм. Но люди все бывалые и даже в такой ситуации продолжают
заниматься своим делом. Мебель во время шторма привязывают, чтобы не летала. Однажды, правда, забыли холодильник закрепить, он и упал. Но, как правило, шторм обходим.

— К пиратам попадали?

— К счастью, нет. Обычно такие истории происходят у берегов Сомали. Когда я работал в английской компании, у нас танкер и машиновоз захватили. Пять месяцев ребята просидели в плену, пока за них выкуп не отдали. В сингапурской компании перед проходом через Сомали на борт поднимается вооруженная охрана. Не все пароходства так делают, и корабли идут на свой страх и риск. Но сейчас, правда, все поутихло.

— Куда и на каком судне в следующий раз пойдете, знаете?

— Пока нет. Обычно к окончанию отпуска меня спрашивают, когда планирую начать работать. После выбирают рейс под нужный срок, сообщают порт отправления. Если необходимо, компания оформляет визу, и я вылетаю к месту стоянки судна.

— Можно сказать, что вы уже совершили свое кругосветное путешествие?

— И под Магеллановым проливом, и под Африкой ходил, а вот в города, где стояли, выбирался нечасто. Погрузка-разгрузка идет четыре-пять часов. Для владельца груза время — деньги. Например, в Саудовской Аравии нужно успеть за это же время разгрузиться в трех портах. Так что работа у нас напряженная.

— А хотелось бы работать в России?

— По Волге ходит много хороших современных судов. Если бы платили как за границей, возможно, я никуда бы и не уезжал. Мне на реке интереснее работать — берега красивые и дом рядом. Да и люди роднее.  

Показать ещё

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение