Культура

Актер Олег Белов — о театральной студии при психбольнице и о том, как искусство помогает ему выжить

Ровно пять лет назад Олегу Белову после случившегося с ним несчастья (актера свалил с ног инсульт) предложили попробовать себя в новой роли — создать театральную студию в самарской психиатрической больнице. Так появился театр «Счастливый случай». Одноименный фильм, снятый журналистами ГТРК «Самара», в прошлом году получил приз на фестивале «Соль земли», а также стал обладателем главной телевизионной награды страны — ТЭФИ. 

Олег Белов рассказал о том, почему их история стала интересна стольким людям и как искусство помогает выжить ему и участникам студии.

Цветы вместо решеток

— Когда я впервые приехал в психиатрическую больницу, у меня было стереотипное представление. В воображении я рисовал себе решетки, смирительные рубашки, колючую проволоку, вспоминал, как в кино Шурик прыгал через забор. Но передо мной предстал красивый парк, по которому спокойно гуляли люди, на проходной ни у кого не спрашивали документы, не было никаких смирительных рубашек.

Когда мы выезжали с ребятами на выступление, на плакате написали: «Чонкин» СПБ» (аббревиатура самарской психиатрической больницы). Одна зрительница после просмотра подошла к нам и спросила: «Вы из Санкт-Петербурга?» Мы не афишировали, что играют пациенты, просто говорили, что это народная театральная студия.

Перед началом работы, пять лет назад, я посоветовался с врачами по поводу того, что им нужно от проекта. Они ответили, что можно все, но как можно больше позитива, юмора и жизнеутверждающих текстов. Негатива им и так хватает.

Людям нужно снимать комплекс, что раз они лежали в больнице, значит, дураки. Это может случиться с каждым — такая болезнь. Мы же не шарахаемся от тех, кто гриппом болел.

«Я видел, как им стыдно выходить на сцену»

— Когда мы в первый раз приехали в Москву на фестиваль «Нить Ариадны» (там представлено творчество людей с особенностями психического развития. — Прим. авт.), я выбрал к постановке «Графа Нулина»: пушкинский юмор — это так здорово. Взял в театре два костюма — герой был в красивом камзоле, а героиня в шикарном платье.

Там мы увидели показ одного театра, руководитель которого сделал все, чтобы усугубить болезненные особенности пациентов. Для работы с подростками с синдромом Дауна он взял пьесу Синакевич «Зверь», где действие происходит после ядерной войны, все герои лысые. Я видел, как им неприятно, что их уродуют, как им стыдно выходить на сцену. Им нужны роли, с которыми они могли бы себя олицетворять: если женщина — то героиня, если мужчина — герой. Надо не играть на недостатках, а возвышать людей.

Когда мне сказали, что на фестивале «Нить Ариадны» дают награды, я взбесился: кто с кем здесь должен соревноваться?! Это пациенты, непрофессионалы. И работают с ними, например, медсестры-театралки. Но после спектакля каждому участнику вручили награду. Это правильно. Наша цель — приблизить людей к выздоровлению. И если хоть одному человеку благодаря нашим занятиям стало лучше, каждому — «Золотую маску».

«Что мы с ними будем делать?!»

— Наш коллектив начался с трех человек, мы играли «Графа Нулина» для персонала больницы, для пациентов, таким образом презентовали свою студию.

После отпуска пришли, а наша комната полна людей, которые хотят участвовать в спектаклях. Я спросил Галю (Галина Белова — жена Олега Белова, вместе с ним работает в студии «Счастливый случай». — Прим. авт.): «Что мы с ними будем делать?!»

Мы взяли водевили по Чехову: «Предложение» и «Медведь». Но на двух стульях усидеть не получилось: начинаем репетировать «Медведя» — на следующую репетицию герой не приходит, беремся за «Предложение» — другой артист пропускает. В итоге решили не метаться и остановились на «Медведе». А чтобы занять всех желающих, придумали увеличить число слуг: реплики одного Луки разбили на несколько крестьян. У каждого две-три фразы, и никто не комплексует, что забудет текст. Этот спектакль также показали на фестивале в Москве.

Выбывший актер может стать главной победой

— Всего в нашей труппе семь человек. Какое-то время назад было двенадцать. Костяк — четверо — с нами уже пять лет. Кто-то со временем отпадает. У нас принцип: никогда никого не заставлять.

Каждый сезон мы делаем новый спектакль и успеваем показать его пару раз, максимум — пять-шесть. Кто-то выписывается, кто-то отказывается, потому что тяжело. Это же не артисты, они устают от повторения одного и того же. Ладно если играть, а если репетировать? Один человек выбыл — и всем заново повторять весь текст по многу раз. Сложность в том, что артисты могут подождать, когда начнется их сцена, а пациенты — как дети: все время должны быть задействованы или начинают отвлекаться на свои дела.

У нас была постановка «Василия Теркина» к юбилею Победы. Выпустили спектакль «Здравствуй, детство» по стихам Михалкова и Барто. Делали инсценировку романа «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» Войновича. Мы выкинули все, что касалось НКВД, и оставили про жизнь в деревне и любовную тему. Но от постановки довольно быстро пришлось отказаться — исполнитель главной роли выписался. Для меня это главная победа.

«Ты даже не представляешь, что сделал»

— 6 марта в психиатрической больнице будет показ грандиозного проекта: спектакль «Сельские жители» по рассказам Шукшина, в котором играют пациенты, волонтеры и медперсонал. Так получилось, что я вынужден был тоже войти в состав: перед самым показом выписали одного участника постановки. Даже для профессионального артиста срочный ввод — это нервотрепка, а уж для них…

Главврач больницы Михаил Шейфер сказал мне после предварительного показа спектакля:

— Ты даже не представляешь, что сделал: ты перевел на другой уровень общение врачей и пациентов.

К нам на занятия водят студентов-медиков. У них есть определенные установки: между врачом и пациентом должна быть дистанция, а у нас Галя ввела традицию — обнимать участников. Этим самым она показывает, что они нисколько не хуже людей, которые находятся по ту сторону забора.

Мы провели опрос: зачем пациенты ходят в театральную студию. Ни один не сказал про любовь к искусству, но каждый сказал: «За нормальным человеческим общением».

«Больше всего меня порадовало, что наша история тронула людей»

— Когда у нас был очередной показ в больнице, мы позвали наших хороших приятелей: журналиста ГТРК «Самара» Екатерину Сидорову и оператора Константина Тахтарова. Это было много лет назад — тогда мы только начинали. Екатерина была поражена и предложила сделать о нашем театре отдельный фильм. В 2016 году она привела к нам молодую команду своих коллег-журналистов. Мы рассказали о каждом актере нашей труппы, они отобрали четверых. Фильм получился не столько про больницу и наш театр, сколько о силе человеческого духа. Как человек борется с болезнью с помощью искусства. Начали они с меня — профессионального артиста, которого свалил инсульт, но он не сдался и продолжает работать, в том числе с людьми, преодолевающими свою болезнь.

Я не ожидал, что зрители так оценят фильм о нашем театре. Больше всего меня порадовало, что наша история тронула людей.

Метки
Показать ещё

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение