Люди

Руководитель театральной студии детской школы искусств Валерий Худящев о том, как привести детей на сцену

С руководителем театральной студии детской школы искусств №3 «Младость» Валерием Худящевым мы встретились на премьере. Спектакль «Цвет свободы — красный» он поставил вместе с учениками средних и старших классов.

Ребята изумительно читали стихи о революции, а сценическое пространство было организовано настолько органично, что в какой-то момент появилось ощущение, что действие происходит не в театральном классе, а на профессиональной сцене. После спектакля Валерий рассказал «СГ» об этой и многих других постановках.

— Сколько времени ушло на подготовку этого спектакля?
— Около трех недель. Идея родилась спонтанно. Я разбирал старые вещи, и на глаза попался большой кусок красной ткани. Расстелил и думаю: «Как река крови». В голове сначала появилось название «Цвет свободы — красный», затем созрела идея постановки — стихи разных поэтов о революции, объединенные в общий сюжет. Наверное, такое бывает у всех людей, занимающихся творчеством: что-то увидел в окно, услышал какой-то звук — и родилась идея.

— То есть до этого вы не планировали ставить спектакль о революции?
— Мы понимали, что столетие этого события проигнорировать нельзя. Но что именно ставить, было непонятно. Что-то банальное, скажем, по Маяковскому, не хотелось… Нужна была свежая идея.

— А ребята понимают, о чем постановка, что именно они играют? Все же для современных детей революционная тема — нечто очень далекое.

— А мы и не играем про революцию. Мы играем про отношение авторов произведений к событию. Недавно мы принимали участие в конкурсе агитбригад к грядущему столетию комсомола. Объяснить современным детям, что такое ВЛКСМ, еще сложнее, чем донести до них смысл революции 1917 года. Но мы в своем выступлении не стали рассказывать историю организации, а сосредоточились на отношении людей к миру, на том, как они хотели его менять. Мы говорили о том, чем была эта организация для того поколения, о чувствах и сознании людей, живших в то время.

— Переключимся на более общую тему. Как давно вы руководите детской театральной студией?
— Сначала я сам в ней занимался. В пятом классе был Водяным, в девятом — гусаром, а в десятом сыграл в пьесе Мольера и понял, что театр — это то, чем мне хотелось бы заниматься в дальнейшем. Поступил в нашу тогда еще академию культуры на режиссерское отделение и с первого курса начал работать в школе искусств №3. Вузовские преподаватели давали много интересного, и этими знаниями хотелось поделиться. Тем более было интересно поработать в несколько ином качестве с ребятами, с которыми мы и до этого создавали спектакли. Это было в 2002 году, мне было 17 лет. В 2007-м я ушел из школы искусств, пробовал себя на других поприщах, но в 2015-м вернулся. Вернулся уже другим: к той поре я понял, что уже созрел и как режиссер, и как педагог.

— Почему именно эта школа?

— Здесь мне комфортно. Здесь преподает моя мама — она художник-декоратор, а вместе со мной театральное направление ведет моя жена. Кроме того, мне нравится позиция нашего руководства. И директор Наталья Юрьевна Александрова, и ее заместитель Виктория Юрьевна Швецкова находятся не над нами в смысле отношения к подчиненным, а работают вместе с нами. Я очень многому у них научился. — Вместе с женой удобно работать? Принято считать, что это плохой вариант сотрудничества. — Мне нравится, что мы и на работе, и дома постоянно находимся в творческом процессе, занимаемся общим делом.

— Как получилось, что вы не только ставите спектакли с детьми, но и сами играете в профессиональном театре?

— Я никогда не стремился на профессиональную сцену, потому что понимал, что это огромный труд. Но у меня, конечно же, много знакомых в театральной среде. А когда встречаются творческие люди, появляются идеи, которые хочется реализовать. Поэтому сначала мы стали каждый год устраивать театрализованный день рождения художника Ильи Ефимовича Репина в Ширяево. А потом мне предложили сыграть в спектакле «Самоубийца», который ставили в театре «Актерский дом».

— Не смогли отказать друзьям?

— Спектакль веселый и своеобразный. Легкое повествование о серьезных вещах. Мне нравится существовать в этом спектакле, прежде всего из-за хорошей компании. Несмотря на то, что репетировали мы его зачастую по ночам, для меня это все же легкая антреприза для приятного времяпровождения.

— Вы играете и в детских спектаклях.
— Да, примерно год назад меня пригласили в «Театр для малышей», который находится на улице Ленинградской. Опять же свою роль сыграла хорошая компания — люди, с которыми мне приятно и интересно работать. Такое направление, как театр для малышей, сейчас в Самаре практически не развито. Наша аудитория — совсем-совсем маленькие зрители, некоторым еще не исполнилось и двух лет. Они часто боятся волка, в образе которого я выхожу. Для кого-то угрожающе выглядит дядька в лохматом костюме, а кого-то, видимо, родители этим зверем пугают. Кстати, очень не рекомендую так делать, потому что у восприимчивых детей подобные страхи могут остаться на всю жизнь. Но мы с этими страхами стараемся бороться. Ведь работаем прежде всего для зрителя. Если он заинтересован — ты играешь для него на полную, если не заинтересован — играешь еще больше. Зритель — хоть взрослый, хоть ребенок — приходит в театр, чтобы его удивляли. И надо удивлять.

— Недавно вы запустили проект «Дарите Добро Детям». Какова основная идея?
— Этот проект направлен на работу с детьми-инвалидами. Дело в том, что в Самаре нет централизованной системы, которая могла бы сплотить вокруг себя инвалидов в творческой среде. В первую очередь в среде театральной. В Москве есть «Театр простодушных», в ко- тором играют актеры с синдромом Дауна, в Санкт-Петербурге — «Театр глухих». В Самаре есть попытки организовать нечто подобное. Существует инклюзивный театр при областной юношеской библиотеке, создана студия «МиРок» для детей с ограниченными возможностями здоровья, есть театральные кружки для инвалидов, в основном организованные мамочками, имеющими детей с подобными проблемами.

В большинстве такими проектами занимаются люди без специального образования, не владеющие технологией создания театрального продукта. Поэтому у меня возникла идея объединить этих людей, провести для них мастер-классы, вовлечь в профессиональную среду, дать необходимые знания. Помочь в первую очередь не детям, а организаторам и педагогам, которые с ними работают. Чтобы они могли создавать качественный продукт. Действительно интересный, на который зритель будет ходить не из жалости к актерам.

— Что уже сделано в «Добре»?

— Мы начали сотрудничать с театром-студией «МиРок», с коллективом при юношеской библиотеке. Сначала показали ребятам спектакль «Вождь краснокожих», в ко- тором я играю вместе с актерами «Самарской площади». Потом режиссер Сергей Михалкин и актриса Екатерина Репина провели для ребят мастер-класс. Далее — техническая помощь. Одна неравнодушная женщина — она живет в Москве — помогла финансово, мы смогли приобрести микрофоны, световое оборудование.

Сейчас мы с ребятами из нашей школы искусств начали репетировать спектакль для слепых, которые тоже будут участниками постановки. Решили сделать упор на звуки, кинестетические и даже вкусовые ощущения. Названия пока нет. Это будет постановка-импровизация, спектакль-ощущение. Мы его ставим к Новому году, так что это будет ощущение зимы. Далее хотим сделать спектакль «Маугли», к которому привлечем ребят-инвалидов. Словом, планы грандиозные.



Метки
Показать ещё

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение