Исторические версии

О русских французах, чьи предки сто лет назад покинули Самару. Часть вторая

Французский гражданин Миша Румянцев обратился в Альянс Франсез Самара с просьбой помочь восстановить детали жизни семьи его отца Николая Румянцева в нашем городе. Сотрудники организации заручились помощью журналиста «СГ». Несколько месяцев совместных с французским архивистом Оливье Тома поисков позволили нам набросать историю жизни самарской семьи, члены которой потеряли друг друга из виду во время Октябрьской революции и гражданской войны. 


Дворянский род 
 
Так что же из рассказанного французским эмигрантом Николаем Румянцевым своим детям Николь и Миша о его далекой родине правда, а что фантазия? Начнем с дворянских корней. Всем известны графы Румянцевы. Политики и просветители. Коллекции одного из них — канцлера Николая Румянцева — легли в основу знаменитого Румянцевского музея. К сожалению, этот славный род угас. Но были на Руси и младшие дворянские роды Румянцевых. Герои нашего рассказа, по преданию, происходят от Гаврилы Елизаровича. И действительно эту фамилию находим в списке дворянских родов Калужской губернии. В двухстах километрах от губернского центра, в Московской области, находится их вотчина — село Румянцево. Известно, что во времена Крымской войны в Санкт-Петербургском кадетском корпусе учатся два брата Румянцевы — Михаил и Павел. Первый, женатый на Юлии Златогорской, отец двух братьев-военных, Михаила и Николая. Николай Михайлович, морской инженер, штабс-капитан артиллерии, и есть батюшка Николая Николаевича — нашего лионского художника и музыканта. 

Эмиграция во Францию 
 
Его брат Михаил Михайлович служит в Забайкальском казачьем войске. Красавец подъесаул едет на выставку в Париж и там встречает одну из первых российских женщин-врачей Екатерину Горвиц-Рубинштейн. Она приехала во Францию учиться. В 1894 году защитила в парижской Высшей медицинской школе диссертацию на тему детского инфекционного эндокардита. Погуляв по павильонам Всемирной выставки и пообщавшись, Кити настолько увлекается Мишелем Румянцевым, что решается вместе с ним вернуться в Россию. Здесь ее ждут жестокие испытания. Их она опишет в «Книге Кити», которую ее французские родственники хотели бы издать в России. 
 
Это документальное подтверждение того, что так гениально описал наш земляк Алексей Толстой в своем романе «Хождение по мукам». Полевой хирург в Первую мировую, врач прифронтового госпиталя в гражданскую, Екатерина Александровна на основе своих дневников детально описывает — с 1914-го по 1920-й — события охватившего Россию революционного пожара. Она оперирует первых раненных после рукопашной, развертывает полевой госпиталь, занимается эвакуацией солдат с поля боя. В ее груди бьется сердце гражданина. Екатерина Александровна с горечью пишет, что рукопашная — это следствие того, что у солдат одно ружье на двоих и нет патронов. Она наблюдает за тем, как бывшие крестьяне в пору Февральской революции бросают ружья и возвращаются домой, чтобы успеть к разделу земли, они не слушают «главноуговаривателя» Керенского. Екатерина Александровна видит, что большевистская пропаганда на фронте ложится на подготовленную почву. 
 
Но она не только врач, она мама. По окончании боев на фронте спешит укрыть своих двух дочерей от голода в благодатной Средней Азии. Там ее снова мобилизуют. И вместе с красными отрядами Екатерина Румянцева пройдет путь от Ташкента до Оренбурга. Ее перо беспристрастно. Она описывает, как бессмысленны и жестоки казнь заложников-«буржуев» красными при отступлении и расстрел раненых красноармейцев захватившими госпиталь белыми. Последним ее профессиональным подвигом станет эвакуация пациентов с линии фронта в Самару. 
 
Комиссованная по состоянию здоровья, Екатерина Румянцева вместе с Лидочкой едет на Украину, к мужу и старшей дочери. Но здесь свирепствуют отряды белых, чувствующие приближение конца. Устраивают еврейские погромы анархисты. И там, где устанавливается власть Советов, также много злоупотреблений. «Пролетарский» начальник ее старшей дочери, Наташи, грозит отправить девушку в тюрьму за отказ стать его женой. Екатерина Александровна решает увезти детей во Францию, чтобы обеспечить им спокойную жизнь и дать достойное образование. В 1923 году именно семья дяди поможет Николаю Николаевичу Румянцеву покинуть Россию и обосноваться в Лионе. 
 
Транссиб и Балтийский завод 
 
В архиве лионских Румянцевых сохранилась фотография: Николай Михайлович позирует вместе с рабочими Балтийского завода. Думается, что военный инженер занимался в Петербурге оснащением кораблей артиллерийскими орудиями. Мог ли он участвовать в строительстве Транссибирского железнодорожного пути, которое началось в 1880 году? А передвигаться по нему в собственном вагоне, как утверждает семейная легенда? Конечно, мог. Например, в качестве инженера или военспеца. 
 
Ведь крупнейшая железнодорожная магистраль должна была служить в первую очередь военным целям. Нужно было обеспечить перевозку продовольствия и новобранцев с Дальнего Востока, из Сибири. А главное — вооружения, в том числе артиллерийских орудий, с уральских заводов к западным границам России. К тому же в 1877 году Петербургский литейный, механический и судостроительный завод Макферсона и Карра преобразуется в Русское Балтийское железнодорожное и механическое общество. Здесь начинается производство не только военных кораблей, но и железнодорожных вагонов. 
 
В любом случае в семейной хронике Румянцевых фигурирует несколько городов, через которые проходил Транссиб: Екатеринбург, Уфа, Орск, Оренбург, Самара. 
 
Продолжение следует. 
Показать ещё

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение