Куйбышев - запасная столица

Пацаны шли на фронт. Трудовой

В преддверии Дня защитника Отечества «Самарская газета» встретилась с несколькими жителями Самары — ветеранами Великой Отечественной войны, которые ковали победу на оборонных предприятиях совсем юными мальчишками и девчонками. Они защищали Отечество там, у станков. Сегодня о своей судьбе рассказывает Вениамин Иванович Масалев.

Из Сибири — в Куйбышев

— Наша семья жила в Новосибирской области. Отец, Иван Александрович, участвовал и в Первой мировой, и в Гражданской войнах. Разве же мог он знать, что предстоит воевать на фронтах еще одной, самой кровопролитной?

За отцом пришли в 1937 году. А меня как сына врага народа исключили из пионеров, отобрали галстук прямо на пионерской линейке. Так больно было, до сего дня не проходит эта обида.

У отца нашлись настоящие надежные защитники, его оправдали, но посоветовали: забирай семью и побыстрее увози от греха подальше. У мамы братья и сестра жили в Куйбышеве, к ним родители и решили ехать. Отец устроился здесь на завод имени Масленникова, в самый тяжелый цех — первый литейный.

Грянула война. 19 июля 1941 года отец смог добиться отправки на фронт, хотя у него была бронь. Так и сказал: «Я был командиром батареи на двух войнах, два раза с немцами встречался лицом к лицу и сейчас не хочу пустить врага на нашу родную землю». Он прошел через бои под Сталинградом, в Крыму. Вернулся домой, долго работал военруком. В общем, всю жизнь приносил пользу стране и людям. А я ему обещал: «Батя, я буду таким же, как ты, и слово свое сдержу».

Заводские университеты

— В мае 1941 года я окончил 7 классов школы №58, что в Постниковом овраге. Через месяц — вой- на. Приходит мне письмо из ремесленного училища №1: «Приглашаем для дальнейшей учебы и работы для фронта, для победы». А мне 14 лет.
В училище нас, мальчишек и девчонок, пришло человек 300. Я попал в группу к мастеру Александру Федоровичу Иванову. Он стал нам вторым отцом, лучшим другом. Мы с дочкой и сейчас каждый год ездим к нему на могилу, я кланяюсь этому удивительному человеку. Он был прекрасным токарем, слесарем, лекальщиком — все умел. Мы под его руководством делали осколочные противопехотные мины калибра 82 мм со стабилизаторами. По 12 часов работали: с восьми утра до восьми вечера или с восьми вечера до восьми утра.

Корпуса мин привозили нам с уральских заводов, а мы нарезали резьбу плюс освоили 12 операций на стабилизаторах. Горожане старшего поколения наверняка еще помнят железнодорожную ветку, она шла по нынешним улицам Ново-Садовой и Соколова и заходила на заводскую территорию. По ней и подходили эшелоны с заготовками для мин, со стреляными гильзами, которые у нас на заводе отправлялись на переплавку в 1-й цех. За два года и 18 дней наши две группы из 34 пацанов и двух мастеров сделали и отправили на фронт миллион мин! А еще наш Александр Федорович Иванов придумал, как делать зажигалки из стреляных гильз. Нас тогда очень бойцы благодарили за эти зажигалки.

Когда работали в ночную смену, с восьми вечера до восьми утра, в 12 часов ночи старшие отпускали нас, пацанов, на часовой обеденный перерыв. Есть-то было нечего, но мы пили чай, заваренный мелкой сушеной морковкой или листьями смородины. У входа в мастерскую висел колокол, и Александр Федорович, жалея нас, в 12 часов 15 минут ударял в него, что означало: «Покушали, ребятки? А теперь поспите немного». И выключал свет. В 12 часов 55 минут колокол звучал вновь. Подъем. Вроде немного отдохнули. Теперь за работу до восьми часов утра.

Сегодня нас трое осталось из той фронтовой команды.

Парад 1941 года: в строю — ремесленные училища

— Никакой зарплаты нам в войну на заводе не платили. Но мы получали питание на фабрике- кухне: подбитый мукой супчик, 700 граммов хлеба в сутки, чай с сахарином. Но нам-то, местным, все-таки было легче — мы дома, рядом родня. А вот эвакуированным в Куйбышев приходилось совсем плохо, они падали от голода прямо в цехах. Мы им из своих мисок еды подкладывали побольше. Кто падал от голода, того «падунцами» называли. Со временем было дано указание самым слабым увеличить питание на фабрике-кухне. Талоны назывались УДП — усиленное дополнительное питание. А мы, пацаны, которые даже в самое трудное время умудрялись шутить, расшифровывали эти буквы по- своему: «Уже Дошел: Помогите!» Доппитание пришло вовремя, «падунцов» больше не стало.

Мы донашивали износившуюся одежонку, а тут нам выдают новенькие шинели. Отобрали среди нас 120 ребят ростом не ниже 160 см, и начались тренировки к предстоящему параду на площади имени Куйбышева 7 ноября 1941 года.

Мы, шеренги ребят из ремесленных училищ, прошли строем за пехотинцами и техникой. С утра шли к площади строем от фабрики-кухни. Когда подходили к улице Вилоновской, гул страшный раздался. Это пролетали сотни тяжелых бомбардировщиков. Представители иностранных посольств, как нам рассказывали, тогда очень бурно реагировали на эту военную мощь. А нас, ремесленников, по сводкам, промаршировало 18 тысяч! Это тоже была мощная сила, которая сражалась на трудовом фронте.

«С войной покончили мы счеты…»

— Нас выпустили из ремесленного училища и распределили по заводам. Я попал на ЗиМ, где прежде трудился отец. Но на отцовское место в литейный цех не взяли, молод был еще для тяжелой работы. Попал в 6-й инструментальный цех. Наш 42-й завод уже точил «стаканчики» для артиллеристских орудий БМ-13 калибра 132 мм. Для легендарных «катюш». Вес заготовок 32 килограмма, у этой махины мы нарезали резьбу, другие операции производили. И там же, в цехе, в 1945-м встретили весть о Великой Победе.

После войны я пошел учиться в приборостроительный техникум. С 1959 года трудился заместителем начальника техбюро инструментального производства, несколько раз признавался лучшим инженером-технологом в подразделении. Хранится у меня целая пачка свидетельств на рационализаторские предложения. В 1986 году перешел в 5-й цех, в лабораторию с грифом «секретно», обслуживал там технику вплоть до 2002 года. Завод уже закрывался, люди увольнялись. Очень тяжело было все это переживать. Если бы не закрытие завода, думаю, еще бы с десяток лет работал. А так мой общий трудовой стаж составил 60 лет.

Хоть и много приходилось на заводе трудиться, а в свободное время всегда старался спортом заниматься. На соревнованиях 150 раз поднял двухпудовую гирю, греблей и боксом увлекался, с парашютом прыгал с вышки и четырежды с самолета У-2. Стрелял из многих видов оружия, инструктором по стрелковому спорту был. А еще — добровольным помощником в дружине Госинспекции по маломерным судам: нарушителей ловили, документы проверяли. С тех пор на моем пиджаке рядом с трудовыми наградами — почетные знаки ОСВОД и ДОСААФ. Но главным моим увлечением всю жизнь была рыбалка. Мы с супругой Клавдией Владимировной, как перестали работать, постоянно на водоемы выезжали с удочкой. Личный рекорд я поставил в 1983 году: выловил сома на 87 килограммов!

Сегодня с удовольствием участвую во встречах с молодежью, прежде всего в моей родной 58-й школе и речном техникуме. Очень хочется, чтобы молодые ребята и девчата были такими же стойкими, как мы, и такими же преданными Родине. Чтобы страна наша была уважаема, как после нашей Великой Победы в 1945-м.

Метки
Показать ещё

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение