Куйбышев - запасная столица

Письма времён Войны от читателей «СГ»: вести из госпиталя и обращения к школьным друзьям

Вести из военно-полевого госпиталя

— Мой дед Макар Федосеевич Литвиненко прошел через всю войну, — рассказывает читатель «СГ» Александр Коноплев. — Мы
многие годы храним письмо, датированное 10 января 1944 года. Написал его не дед, а ординарец, рядовой Михаил Антохин,
который помогал деду во время его второго тяжелого ранения. Письмо было адресовано моей бабушке Антонине Николаевне Литвиненко, которая жила с родней в Куйбышеве на ул. Садовой, 35. В этом доме, который стоит и сегодня, наша родня жила до 2014 года. Бабушка звала деда не Макаром, а Мишей. Вот и в письме сослуживец так его называет.

Александр Коноплев переслал в редакцию текст письма из далекого 1944 года:

«Здравствуйте,
Антонина Николаевна!
Пожелаю я Вам лучших успехов в Вашей жизни. Еще кланяется Вам Ваш муж Миша. Тоня, он вторично тяжело ранен, находится сейчас в госпитале. Вы о нем не беспокойтесь, я все время за ним ухаживаю. Ранен он в правый бок, перебито три ребра и захвачены легкие, так что выздоровеет и приедет домой. Антонина Николаевна, адреса пока нет, письма пока писать воздержитесь. Как будет адрес, так я Вам сообщу. До свидания, с приветом к Вам Михаил Антохин».

— Письмо очень трогательное, особенно если учесть, что в действительности деду (он был артиллеристом) перебило весь бок, выбило три ребра и легкое. Тем не менее Михаил пытается в письме поддержать семью, настроить на лучшее, — рассуждает внук. — Пометки в письме красной ручкой сделала моя бабушка Антонина Николаевна, которой и адресовано письмо. К сожалению, автор письма Михаил Антохин погиб в том же году. Более точной даты мы не знаем. Из рассказов я лишь в курсе, что Михаилу было приблизительно лет двадцать. Некоторое время он ухаживал за дедом в передвижном военно-полевом госпитале (в письме указано, что временно нет адреса), но потом снова отправился на передовую. А военный, боевой путь моего деда таков. В 1928 — 1930 годах — рядовой 30-го артиллерийского полка 30-й стрелковой дивизии. 1930 — 1933 годы — курсант артиллерийской школы в Киеве. 1933 — 1937 годы — командир взвода 34-го ар- тиллерийского полка 34-й стрелковой дивизии. 1937 — 1938 годы —  командир батареи 34-го артиллерийского полка 34-й стрелковой дивизии. 1938 — 1941 годы — начальник полей артиллерийского полигона 20-го стрелкового корпуса. 1941 — 1942 годы — старший адъютант 119-го артиллерийского полка 15-й армии. 1942 год — командир дивизиона 51-го отдельного дивизиона бронепоездов. 1942 — 1943 годы — командир дивизиона 13-й отдельной истребительной противотанковой дивизии 5-й воздушно-десантной армии. После лечения в госпитале в 1944 году до 1946 года — командир дивизиона 55-й отдельной истребительной противотанковой дивизии 597-й артиллерийской бригады. У нас в семье сохранились ордена и медали деда. И есть оригинал газеты 1942 года, в которой опубликован приказ о награждении орденом Литвиненко Макара Федосеевича.


«Не забывайте, друзья, о школьных товарищах…»

Перед самой войной в куйбышевской школе в Овраге Подпольщиков (ныне это школа №58 Октябрьского района) училась
Ира Логинова. Только закончила учебу — грянула война. Ребята-одноклассники ушли на фронт. Ира пошла работать на завод им. Масленникова, где трудилась много лет. А с фронта ей писали письма одноклассники Слава Вологжин и Петя Титов.

— Ира долго хранила эти письма с фронта. Потом треугольники из пожелтевшей бумаги нашла в семейных альбомах племянница Иры — родительница одного из наших учеников. И принесла их в наш школьный музей. Мы взяли письма с благодарностью. Это не просто свидетельства далекой войны, но и история жизни наших учеников, — сообщила «Самарской газете» Маргарита Александровна Мусатова, которая 51 год трудится в школе №58, долгие годы была здесь директором, а последнее десятилетие возглавляет школьный музей. Маргарита Александровна собирает пофамильные списки всех школьных выпусков, начиная с самого первого, 1938 года. Как только в музей принесли письма, адресованные Ире Логиновой, подняла предвоенные классные журналы. И нашла всех троих! Оказалось, и Ира Логинова, и Слава Вологжин, и Петя Титов учились в одном классе. Слава только ушел раньше, после 9-го класса, и перед самой войной поступил в военное летное училище. А Ира и Петя доучивались в десятилетке.

Вместе разворачиваем треугольники, один за другим. Почерк Славы Вологжина разобрать нелегко, прочитываем лишь отдельные фразы о том, как идут дела на фронте, как громят летчики фашистов, как часто вспоминаются там, на передовой, родная школа и одноклассники.

Почерк Пети Титова понятнее. Берем письмо от 2 февраля 1945 года: «Мы наступаем. В перерывах между боями читал Герцена «Кто виноват?». Достать здесь русскую литературу труднее, чем подбить немецкий танк, потому что первого нет, а второго все еще хватает. Ира, прошу написать, как живут наши школьные товарищи. Не забывайте, друзья, что Славик Вологжин был нашим школьным товарищем и нашим другом. И теперь, когда он погиб, нельзя забывать о нем и его семье».

Письмо Петра Титова от 1 апреля 1945 года:

«Мы так быстро движемся вперед, что абсолютно свободного времени нет, имеем его только тогда, когда едем на машине. Вот сейчас взяли еще один крупный город, до границы 3 км.
30 марта погибла наша однополчанка Н. (имя написано неразборчиво. — Прим. И.Ш.) под сильным минометным обстрелом, осколок попал в висок. Понятно становится, когда гибнет боец, а когда гибнет девушка, это очень тяжело. Когда видел ее маленькую фигурку в бою, становилось легче. Это невероятно трудно — потерять друга. Передавай привет всем нашим школьным друзьям».

Увы, это было последнее письмо от Петра Титова. Он погиб в апреле 1945-го, когда до Великой Победы оставалось меньше месяца.

Метки
Показать ещё

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение