Самарский характер

Гений модерна. Пронесся над Самарою кометой Зеленко

11 октября исполнилось 145 лет со дня рождения архитектора и педагога Александра Устиновича Зеленко.

Дата не очень круглая, поэтому будем готовиться посерьезней к 150-летию. Самара многим обязана Зеленко. Он пробыл здесь всего три года, построил всего пять зданий, но изменил наш город, как выясняется век спустя, навсегда. Почему ему это удалось? Потому что Зеленко — это модерн. Не архитектурный стиль, а живое воплощение всей концепции модерна, то есть современности. Трудно, конечно, в бабочке дома Курлиной увидеть знаки грозных предзнаменований грядущего XX века, но… Вот вам — модерн. Два из четырех самарских заказчиков Зеленко — женщины! Фактически заказчицей собственного особняка была Сандра Курлина, еще одним частным объектом в Самаре был торговый дом Пермяковой. Для начала XX века и провинциальной Самары это было очень редким явлением. Возможно, вообще прецедентом. По крайней мере в случае с особняком Курлиной — наверняка. Дом, построенный для 23-летней купчихи, которая каждый свой выезд обставляла как шоу, — ах, как это напоминает нынешние времена! Но сто лет назад в Самаре это было «современно» и производило впечатление. Впрочем, как и сам дом.

В местной интерпретации
Своими домами, построенными в период с 1897 по 1903 год, Зеленко навсегда изменил характер если не самарцев, то уж точно самого города! Дом Курлиной является несомненным символом и главной жемчужиной самарского модерна. И будем откровенны: не будь его, вряд ли был бы так тесно встроен в наш культурный код модерн в его местной, самарской интерпретации. Зеленко привил Самаре модерн, сделал его одним из главных символов города и его культурной идеей. Впрочем, в момент постройки вряд ли сам Зеленко думал о своей роли в истории города.

Путь через Вену
В Самару молодой архитектор Зеленко прибыл по приглашению городской управы на должность, аналогичную руководителю современного департамента строительства. Зеленко принадлежал к элите России. Он вырос в семье профессора Военно-медицинской академии, окончил архитектурный институт в Санкт- Петербурге. Потом, чтобы продолжить образование, по традиции русских семей отправился путешествовать в Европу и задержался в Вене, где год слушал лекции в политехническом. Здесь в это время цвел «Сецессион», и сама идея модерна витала в воздухе, сплетаясь с ароматом кофеен. Вернувшись в Россию, Зеленко начал карьеру работой на Мальцовском стекольном заводе — старейшем и лучшем в России.

Три года и два дома
Потом самарская управа пригласила его к нам, в стремительно богатеющую Самару, о безумном богатстве которой слагали легенды. Зеленко приступил к обязанностям и построил два дома, которые, несомненно, являются достопримечательностями Самары и прекрасными образцами неорусского стиля — здание Русского торгово-промышленного банка на пересечении улиц Куйбышева и Пионерской и здание Губернской земской управы (напротив филармонии). Впрочем, заказчики в лице управы и банка не хотели никаких революционных идей — им нужно было подержавней.

Здание Русского торгово-промышленного банка


Здание Губернской земской управы

Понимание архитектор нашел у частных заказчиков. Переходным и вполне утилитарным проектом был торговый дом Пермяковой (ул. Молодогвардейская, 70) — дом, в котором до сих пор располагается магазин! Это, конечно, не модерн в чистом виде, но очень похоже.

Потом Зеленко выступил заказчиком сам у себя. И уж тут оторвался по полной. Благо, материальное положение позволяло — к этому времени он стал главным архитектором Самары, да и частные заказы приносили доход. Свой особняк (Самарская, 179), компактный и асимметричный, Зеленко сделал в стиле Nieuwe Kunst. И город получил жемчужину стиля. Это ведь тоже подтверждение модерновости — видение Зеленко своего места, места архитектора, творца, в мире — он сам проектирует и строит себе особняк. Хоть один из славных архитекторов, строивших в Самаре в XIX веке, мог себе такое позволить? Знаем ли мы хоть один дом, построенный самарским архитектором «для себя», сравнимый по претензии и амбиции? А ведь Зеленко было 28 лет!

А еще ему (и нам всем!) повезло встретить Сандру Курлину. Самарская красавица, вышедшая замуж в 16, к 23 годам, видимо, уже затосковала, и возможность построить умный дом своей мечты ей, конечно, пришлась по вкусу. Тем более что появился редкий шанс — молодой и передовой архитектор Зеленко готов был построить дом в новомодном стиле модерн. И построил!

Не будем петь дифирамбы дому Курлиной. Лучше будет, если вы пойдете и увидите все это сами! 22 комнаты, система отопления, оригинальный дизайн, витражи, красивейший декор. И вся эта красота — в самом начале XX века, в Самаре. Конечно, эта постройка повлияла на наш город, как и на судьбу самого Зеленко. Дурно плодить слухи, да и дело было давно, но говорят, что Зеленко стремительно покинул пост главного архитектора Самары, оставил недостроенным собственный особняк и сам дом Курлиной из-за романа с неотразимой заказчицей.

Если смотреть на мир из Самары, то на этом все и заканчивается — промелькнул Зеленко кометой и исчез. Даже дом Курлиной он доделывал «на удаленке». А для самого Зеленко? Для него Самара и все с ней связанное стали парой забытых страничек в самом начале жизненной эпопеи. Но наш город сыграл в его жизни ту же роль, что играет всегда, — определяющую.

Крутой поворот
Расставшись навсегда с Самарой в 1903 году, когда фантастический особняк Курлиной все-таки был достроен, Зеленко снова отправился путешествовать. Если верна версия о романе с роковой красавицей Сандрой, то это путешествие, предпринятое сразу после окончания строительства и, видимо, разрыва, — классический способ аристократа «забыться». Зеленко посещает США, а вернувшись в Россию, проектирует в Москве школу для бедных детей «Сеттльмент» и все больше сосредотачивается на образовании, постепенно отдаляясь от архитектуры.

Совсем другая жизнь
После отъезда из Самары Зеленко прожил еще полвека! Он никуда не уехал и нашел себе место при новой власти, продолжая свои занятия с детьми. Более того, работая в Наркомпросе, бывший архитектор Зеленко получил возможности, которых у него быть не могло до Великой Октябрьской. Зеленко разрабатывал строительные нормы для всех советских школ и детсадов — по инсоляции, вентиляции и всему, что нужно в избытке будущим строителям коммунизма. Потом Зеленко работал в Наркомздраве, потом разрабатывал музейную педагогику. Его основная заслуга — мирового, можно сказать, масштаба — вовсе не особняк Курлиной, а работа по детским музеям.

Собственно, Зеленко был одним из тех, кто их придумал. И подростковые клубы, которые в Советском Союзе были почти в каждом дворе, — тоже проект Зеленко. Умер Александр Устинович в Москве, ненадолго пережив Сталина и благополучно миновав период репрессий. Но мы ценим его не за это.

Не нуждается в увековечении?

Казалось бы. Все пять домов, построенные Зеленко в Самаре, вполне целы и, кроме здания управы, находятся в очень хорошем состоянии. В доме Курлиной расположен Музей модерна, который интенсивно занимается изучением наследия Зеленко, и не только архитектурного. Восстанавливается биография архитектора, по его разработкам и книгам ведет свою деятельность детская школа «Сеттльмент», возрождается концепция музейной педагогики и детских музеев, разработанная Зеленко. К 150-летию все будет готово!

Показать ещё

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение