Общество

Сайт «Куйбышев — запасная столица» — это уникальное явление!

В Самаре побывал известный французский историк, по книгам которого учились российские студенты

Только что завершилась работа III Всероссийской научной конференции «Проблемы изучения военной истории», почетным гостем на которой был научный сотрудник Национального центра научных исследований Франции Николя Верт. Его книга «История Советского государства» стала университетским учебником не только во Франции, но и в постперестроечной России. Труд Николя Верта своей объективностью, отсутствием пропагандистских и идеологических клише, концептуальной подачей материала созвучен произведению его отца, — журналиста Александра Верта, «Россия в войне 1941 — 1945 гг.», являющемуся одной из лучших и наиболее человечных книг о минувшей войне. О своих исследованиях истории России и о своих планах на будущее известный французский историк рассказал «СГ».

— Ваше интереснейшее выступление, посвященное «десталинизации» сознания советского человека в годы Великой Отечественной войны, а также росту патриотизма и сплочения народа перед лицом фашистской агрессии, прозвучало на русском языке. Откуда вы так хорошо его знаете?
— Мой отец имеет и русские, и немецкие корни. Мой дед — из прибалтийских немцев, в XIX веке обустроившихся в Санкт-Петербурге. Он был крупным администратором и видным экономистом, работал вместе с министром финансов Витте над созданием железных дорог в России. Но в 1918 году вынужден был эмигрировать вместе с семьей в Шотландию.

— На конференции многие российские ученые говорили, что они начинали в вузе изучать историю своего государства по вашему учебнику. Почему это произошло?
— Я написал в 1990 году учебник для французских вузов «История Советского государства — от Российской империи до СНГ. 1900 — 1990 годы», и мне повезло, что издательство «Прогресс», которое издало в 1968 году воспоминания моего отца, пробывшего всю войну в Москве, заинтересовалось и моим трудом. В то время советские учебники были не очень востребованы, а новых еще не существовало. Именно в этот промежуток времени моя книга была переведена и стала пользоваться неким успехом, вышло даже несколько ее тиражей.

— А какие еще книги о России вы написали?
— Я написал много исследований по истории России, но, к сожалению, не все они переведены на русский. Уже свою первую книгу, «Быть коммунистом в СССР в эпоху Сталина», выпущенную издательством «Галлимар» в 1981 году в Париже, я посвятил советской истории. Особенно меня интересует история общественных отношений, в частности отношения между властью и обществом в различные периоды истории: государственное насилие, общественное противодействие и т. д. Одна из последних моих книг вышла в издательстве РОСПЭН в 2010 году, это «Террор и беспорядок. Сталинизм как система».

— Особенно востребованы ваши работы были в постперестроечный период, когда потребовался объективный, очищенный от идеологии и советских штампов взгляд на историю страны…
— Вы правы. За время, прошедшее с издания моего учебника в России, здесь уже выросло не одно поколение профессиональных исследователей с широким взглядом на мир. Я знаю нескольких действительно крупных российских историков, особенно среди тех, кто работает над периодом 20-30-х годов. Много замечательных специалистов трудятся и над изучением 40-50-х годов советской истории. Я с ними активно сотрудничаю. Мне посчастливилось работать и, к сожалению, с уже ушедшим Виктором Петровичем Даниловым. Это был действительно удивительный историк-аграрник. Он пригласил меня в свою команду, когда готовил сборники о трагедии советской деревни под названием «Советская деревня глазами ВЧК, ОГПУ, НКВД». После его смерти в 2004 году мы постарались вместе с рядом его учеников продолжить эту работу. Совместно с Сергеем Красильниковым и другими учеными мы закончили эту серию исторических публикаций. Получилось в результате пять томов, включающих период от 1918 до 1941 года. Затем я продолжил сотрудничество с российскими историками над серией «История сталинского ГУЛАГа». В России вышли семь томов этого исследования. Для меня было большим счастьем участвовать в крупных проектах вместе с российскими коллегами.

— Изучая исторические источники, узнали ли вы новые факты, которые бы вас удивили?
— Жизнь историка — это определенные находки, мы все надеемся открыть факты, о которых мало кто знает. И это иногда случается. Например, когда я работал над историей крестьянства, у меня вызвал большое удивление уровень крестьянского сопротивления коллективизации — было зарегистрировано около 14 тысяч фактов саботажа, беспорядков и демонстраций только в одном 1930 году. Когда я работал с документами о большом терроре, масштаб его также меня поразил. Я нашел сведения о 750 тысячах приведенных в исполнение смертных приговорах только с августа 1937 года по ноябрь 1938-го.

— Меня удивила также ваша оценка значения труда заключенных ГУЛАГа: сначала у нас его вообще отрицали, а теперь бытует мнение, что чуть ли не всем мы ему обязаны. У вас же собственный взгляд на это…
— Вопрос продуктивности этого почти рабского труда — ключевая проблема. Историки, занимающиеся экономической составляющей лагерной жизни, в том числе замечательный молодой историк Алексей Захарченко, написавший труд по «Безымянлагу», показывают, что нельзя ни преуменьшать, ни преувеличивать долю принудительного труда в экономике СССР. Сейчас появляется интересная статистика, согласно которой в этой системе было много приписок, так называемой «туфты». Дело в отсутствии у заключенных, вовлеченных в великие стройки, нужной квалификации. В то же время там, где основным был физически  тяжелый неквалифицированный труд — на золотых приисках или при валке леса, — основная доля его пала именно на зэков.

— Услышали ли вы в докладах участников самарского исторического форума что-то интересное для себя?
— Очень много интересного! Я вообще мало знал о Куйбышеве военного времени. Меня поразило, сколько молодежи в Самаре этими вопросами занимается: столько интересных докладов прочитали молодые ученые, студенты и даже школьники на эту тему. А сайт «Куйбышев — запасная столица» — это вообще уникальное явление! По-моему, это очень важное средство информации именно в педагогическом плане. И еще очень важно именно сейчас собирать свидетельства очевидцев и участников различных исторических, в том числе военных, событий. Я сам не так давно был в экспедиции на Колыме с коллегами из общества «Мемориал», там я взял около 25 интервью с бывшими узниками ГУЛАГа и сотрудниками «Дальстроя». Надо успеть, пока свидетели живы.

СПРАВКА "СГ"
Николя Верт окончил Высшую школу литературы и гуманитарных наук в Сен-Клу, дипломированный историк. Преподавал во французских средних учебных заведениях, а также за границей (в Минске, Нью-Йорке, Москве, Шанхае). В 1985 — 1989 годах занимал пост атташе по культуре посольства Франции в Москве. Николя Верт с 1997 года участвует в работе семинара «Советская история: источники и методы», функционирующего под руководством Алексиса Береловича из Центра исследований России, Кавказа и Центральной Европы (CERCEC) Школы высших исследований в области социальных наук (EHESS). Кроме того, он член редколлегий изданий «Двадцатый век. Исторический журнал» и «Тетради русского мира».

ЦИТАТА
Я вообще мало знал  о Куйбышеве военного времени. Меня поразило, сколько молодежи в Самаре этими вопросами занимается: столько интересных докладов прочитали молодые ученые, студенты и даже школьники на эту тему. А сайт «Куйбышев — запасная столица» — это вообще уникальное явление! По-моему, это очень важное средство информации именно в педагогическом плане.
И еще, по моему мнению, очень важно именно сейчас собирать свидетельства очевидцев и участников различных исторических, в том числе военных, событий.

Показать ещё

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение