Культура

Шумовые пляски с лирическим отклонением

То ли случайно, то ли действительно в нашей музыке есть что-то киношное

У известной самарской рок-группы «Контора Кука» вышел новый альбом «Чек» на московском лейбле «Геометрия». Мы поговорили с лидером группы Владимиром Елизаровым (Куком) о музыке, кино и жизни.

— Как становятся рок-музыкантами?

— Очень просто. После армии я устроился в одну научную организацию с непроизносимой аббревиатурой. Чем мы занимались? Да ничем. Сидели и молчали. Помню, звонил телефон, кто-нибудь из нас молча брал трубку, слушал секунду-другую и потом клал ее обратно… Иногда я ловил на себе удивленные взгляды — а что этот здесь делает? Я продержался три месяца и слинял. Пристроился в один НИИ, где, наоборот, разговоры не прекращались ни на минуту. Вот уж где я наговорился вволю. Потом плюнул на все и занялся музыкой. Думал: буду свободным художником. Никто мне не указ. А вышло -такая же работа, только еще и денег не платят. Может, все бросить и ходить как все в офис? А что? Хорошая мысль…Что-то она мне раньше в голову не приходила.

Как-то один местный журналист сделал подробный анализ самарской рок-музыки. Никого не забыл, всех разложил по полочкам. Мол, ты у нас этот, а ты у нас тот… И подвел итог: «Но в общем, ребята, все это баловство». И знаешь, критик оказался прав, уловил суть самарской рок-сцены, хотел он этого или нет. Все это баловство.

— Тем не менее ты продолжаешь записываться и выпускать альбомы…

— Точно. В апреле вышла новая пластинка. «Чек» называется. Сначала мы выкладывали в сеть по одной песне каждую неделю. А потом собрали альбом. Такие шумовые пляски с лирическим отклонением. Всем советую послушать. Впрочем, издание на CD не такое уж большое достижение. Зачем издавать альбомы, если все скачивается с Интернета? Честно говоря, не знаю. Если есть еще музыкальные лейблы, значит это для чего-то нужно. Приятно, наверное, подержать в руках такую коробочку красивую. Еще приятнее, когда находятся желающие купить ее.

— Это уже четвертый релиз на «Геометрии».?
— Да. И надеюсь, не последний. Там вполне адекватные люди с хорошим вкусом. Ну и просто им нравится музыка, которую мы делаем. В свое время они сами на нас вышли и предложили сотрудничество. Хорошо, что на тот момент у меня уже были кое-какие записи. Кстати, недавно лейбл отмечал десятилетний юбилей и по этому случаю устроил большой концерт. Играли «АукцЫон», «Вежливый Отказ», «Ночной проспект», «Ива Нова», «Выход». Действие растянулось на несколько часов. Когда мы вышли на сцену, народ, по правде сказать, подустал и двинулся к метро, чтобы успеть до закрытия. Ну что ж, думаю. Сыграем для тех, кому некуда спешить.

— Появились уже отклики на «Чек»?
— Кроме того, что хвалят и ругают, нас постоянно с кем-то сравнивают. Хлебом не корми этих обозревателей — дай только проявить свою эрудицию. Одни, видимо, из желания поддержать, другие наоборот. И что же? Все эти сравнения заканчиваются всегда одним и тем же выводом — песни «Конторы» ни на что не похожи. Так о чем беспокоиться? В «Чеке», кстати, мы нащупали интересный подход к сочинению песен. Исходным толчком чаще всего являлся шумовой ритмический фрагмент, или что-нибудь в этом роде. Ну, например, удары по струнам разрубленного для выноса на свалку пианино. Жаль, на концерт эту чугунную станину не возьмешь.

— Мне кажется, музыка «Конторы» очень подходит для кино. У вас же был подобный опыт?
— Можно сказать и так. В фильме Анны Меликян «Контрабас». Всего один съемочный день. Напялили на нас какую-то дурацкую одежду, какие-то шкуры, врубили фонограмму и вперед. Я изображал соперника главного героя в его амурных делах. По-моему, от Зюскинда там мало что осталось. Даром что Аня — выпускница курса Сергея Соловьева. Но фильм в целом неплохой. Кстати, она заняла с ним первое место на «Кинотавре» и потом представляла на различных фестивалях в Европе и Америке. Еще был опыт озвучки немого шедевра Фридриха Мурнау «Носферату — симфония ужаса». Так получилось, что почти весь наш альбом «Реновация», что называется, «встал» в фильм. То ли случайно, то ли действительно в нашей музыке есть что-то киношное. Каждому герою нашлась своя музыкальная тема. Осталось только расписать сцены и все.

— Альбом «Чек» мне показался очень личным. Насколько ты искренен в своих песнях?
— Вообще я бы употребил другой термин — точность. Искренность — штука спорная. Известно, что простота хуже воровства. Так же и искренность. Только еще хуже. Впрочем, ирония, переходящая в стеб, не лучше. Все дело в балансе и правильных акцентах. Вот смотри — кассеты с записью «Конторы» 20-летней давности. Не поверишь, больше половины — полный отстой! Почему одни песни живы, а другие нет?
Почему в рок-музыке так много мусора? Я тебе скажу — рок-музыка и есть суть мусор. Если бы у нас в Самаре было столько театральных трупп, как рок-групп, зритель, наверное, сошел бы с ума. А здесь никаких фильтров нет. Мусор в чистом виде.

— Прошлый диск, «Вирус Джаза», известный музыкальный журналист Андрей Бухарин определил как «авангардный пост-панк с блистательными текстами». А что сложнее писать — музыку или тексты?
— Когда как. После завтрака обычно хорошо тексты идут. А после ужина — музыка. Но бывает и наоборот. У меня, например, была знакомая, которую сразу начинало тошнить, если что-нибудь было не так. Чем не тема для песни? Всякий раз, когда я собираюсь сочинять что-то, говорю себе: берегись штампов. Помни, штампы убивают все. Я в жизни могу быть вполне проницателен и даже умен. А в песнях своих иногда совершенный идиот. На какой стадии я теряю свой разум — непонятно.

— А кем бы ты мог стать, если не музыкантом?
— Врачом или лесником. Может, ветеринаром. Хотя нет. Только не ветеринаром. Я тут недавно свою собаку лечил. Так она мне чуть палец не откусила.

Метки
Показать ещё

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение