Культура

Гибель «Чайковского»

Более 300 судов потеряли волжане-речники под Сталинградом в 1942-1943 годах

Совсем недавно страна отметила 70-летие победы в Сталинградской битве. И снова как-то уж слишком сдержанно сказали о речниках. А ведь именно они доставляли 90 процентов всех грузов защитникам Сталинграда! По Волге поступали техника, боеприпасы, продовольствие, людские резервы. Флот нес потери. Одной из первых жертв минной войны стал «Петр Чайковский» Средне-Волжского пароходства. И вот что мне удалось о нем узнать.

ИЗВЕСТНЫЕ СУДОВОДИТЕЛИ

Товарно-пассажирский пароход построили по заказу пароходчика А.А. Зевеке на Сормовском заводе в 1897 году. Обслуживал линию Нижний Новгород — Астрахань. Но Зевеке разорился, его суда перешли к петербургской компании «Надежда», а в 1910 году — к товариществу на вере под названием «Русь». Оно организовало пассажирское сообщение между пристанями от Рыбинска до Астрахани.

«Петр Чайковский», как и все другие суда общества «Русь», имел электрическое освещение, паровое отопление, музыкальный салон, библиотеку, ванны. Единственный недостаток — долгие стоянки на пристанях под грузовыми операциями: в корпусе четыре грузовых трюма, а на нижней палубе — места для ручной клади, загон для скота.
В товариществе работали судоводители, хорошо известные и в советские годы. Например, в 1911 году капитаном «Петра Чайковского» был С.А. Штал-лер. В 1924-м, согласно документам Самарского государственного архива, он возглавлял пароход «Феликс Дзержинский».

Еще большей известностью пользовались на Волге судоводители Сутырины. Илья Андреевич был капитаном парохода «Великий князь Кирилл». В 1924-м ему доверили судно «Владимир Ульянов-Ленин». На пароходе «Петр Чайковский» лоцманом трудился в 1915 году Андрей Степанович. Сын Ильи Андреевича Николай Ильич возглавлял команду «Петра Чайковского» в 1933 году. В годы Великой Отечественной служил лоцманом на канонерской лодке «Киров» Волжской военной флотилии.

На «Чайковском» в 1916 году начинали свой путь на капитанский мостик Александр Иванович Торсуков, кавалер ордена Ленина, депутат Верховного Совета СССР, и Иван Семенович Рачков. В историю Волжского флота он вошел как капитан парохода «Иосиф Сталин». Погиб в августе 1942 года вместе с судном, когда пытался вывести его с эвакуируемыми горожанами из осажденного Сталинграда. Посмертно награжден орденом Ленина.

ОБЪЕКТ НАЦИОНАЛИЗАЦИИ

А теперь обратимся к тем годам, когда у Волжского флота появился новый хозяин — государство. 10 октября и 30 декабря 1918 года в Самаре прошли собрания служащих пароходного общества «Русь». Рассматривался один вопрос — национализация судов. Обсуждать, в общем-то, было нечего. Еще 24 января В.И. Ленин подписал декрет, который объявлял общенациональной неделимой собственностью Советской Республики судоходные предприятия со всем движимым и недвижимым имуществом. Отбиралось все, даже моторные лодки. Перешел в собственность государства и «Петр Чайковский».

В марте 1934 года создается Средне-Волжское пароходство с управлением в Куйбышеве. Ему передается едва ли не весь товарно-пассажирский флот, исключая суда скоростных и почтовых линий. Среди 49 самарских пароходов, уже известные нам «Феликс Дзержинский», «Владимир Ульянов-Ленин», «Петр Чайковский». Нормальная работа налаживалась с трудом. Большие простои судов, аварии. Например, 16 апреля 1936-го баркас № 14, ведя нефтемаши-ну к земснаряду, наскочил на «Чайковского» и сломал ему два кранца. Пароход «Лейтенант Шмидт» повез топливо для того же «Чайковского» и умудрился въехать в кормовую каюту парохода «Бобер». Причина аварий виделась не только в низкой профессиональной подготовке судоводителей, но и в происках «врагов народа». Командиры судов проходят через специальные комиссии.

ЖЕНЫ В ПОМОЩЬ

Политическая грамотность, приверженность идеям построения социализма не могли подменить собой профессиональную грамотность. Волжский флот работал плохо. «Лихорадку буден» пытаются компенсировать стахановским движением. В конце октября 1936 года нарком водного транспорта Н. И. Пахомов обращается к женам инженерно-технических работников нашего завода с просьбой помочь в ремонте судов. Создается совет жен ИТР и стахановцев завода. Возглавила его Е.Д. Ежова, мать троих детей. Газета «Сталинец» 16.03. сообщила, что активистки Козлова и Великанова собрали 1150 килограммов меди. Жены командиров «Петра Чайковского» взялись и за оскрябку корпуса судна, чтобы подготовить его под окраску.

18 апреля 1937 года, когда по реке еще шел лед, «Чайковский» вышел в первый рейс. Вел его капитан Иван Быстров, переведенный с парохода «Молотов-Скря-бин». Большим опытом работы обладал и механик Александр Великанов. На водный транспорт он пришел в 16 лет. Прошел путь от кочегара до механика парохода «Валериан Куйбышев».
Во время навигации жены команды «Чайковского» работали за грузчиков. В Батраках, например, они освободили от грузов 750 мест, в Мариинском Посаде 800. Это помогло сократить стоянки судна под грузовыми операциями. Из отстающих пароход вышел в передовые.

ВОЛГАРЬ, СЫН ТКАЧА

Два командира работали вместе до февраля 1942 года. Капитана Ивана Дмитриевича Быстрова перевели на пароход «Владимир Ульянов-Ленин». Механик Великанов остался на «Чайковском». На нем он и встретил вторую фронтовую навигацию.

Случаются ошибки, которым радуешься. По случаю 40-летия Победы в Великой Отечественной войне на многих волжских судах появились небольшие музеи, рассказывающие о работе речников под Сталинградом. На пароходе «Володарский» установили стенд с фотографиями погибших кораблей. Среди них и «Чайковский». Была указана и фамилия его капитана — Сафьеров Ф.Г. Внучка капитана попросила исправить ошибку, правильно — Сафонов, но безуспешно: нет доказательств. И тогда внук В. Волохин направил в газету «Большая Волга» письмо, которое было опубликовано 7.01.86 г. под заголовком «Последний капитан «Чайковского».

Федор Герасимович был сыном потомственного ткача. Судьбу свою связал с Волгой, окончив в 1914 году Нижегородское речное училище. Работал помощником капитана пароходов «Цесаревич Алексей», «Иван Сусанин», «Козьма Минин» и многих других. Капитаном парохода «Петр Чайковский» назначен 19 февраля 1942 года.

Весной «Петр Чайковский» совершил первый спецрейс из Астрахани, доставив в Сталинград 1500 красноармейцев. Потом было еще несколько таких рейсов. В июне пароход направили в Куйбышев, а оттуда в Ярославль — принять на борт эвакуированных из Ленинграда. И вот снова Астрахань. В каютах, на палубе 800 солдат и 70 молодых летчиков. Чтобы не попасть под бомбежку, шли в Сталинград только в дневное время. Ночью все отправлялись на берег. На пристани Владимировка получили распоряжение идти полным ходом, чтобы попасть в город до темноты. Через два часа хода прогремел взрыв. Носовая часть судна была полностью разрушена. Летчики, находившиеся в ресторане, погибли. Со стороны Владимировки показались самолеты. Летчики, увидев гибнущее судно, приземлились на левом берегу реки, где женщины собирали помидоры. Узнав о трагедии, они повели к судну плашкоуты, на которых перевозили помидоры, и приступили к спасению людей. Много их погибло, попав, в том числе, под работающие колеса парохода.

После гибели «Петра Чайковского» Федор Герасимович получил назначение на пароход «Социализм», а 1945 год встретил капитаном судна «Память Азина». В 1953-м награжден орденом Ленина.

РАССКАЗ БАКЕНЩИКА

В восьмидесятых годах удалось и мне разыскать в селе Черный Яр Волгоградской области Павла Ивановича Ремизова, одного из свидетелей гибели «Чайковского». Его отец Иван Васильевич работал бакенщиком, сын помогал ему. 1 августа они везли на моторной лодке представителя ВМФ, который инструктировал бакенщиков, как правильно засекать постановку мин на фарватер реки немецкими самолетами. Было около часа дня. Возле поста бакенщиков под названием Крымский перекат подрывается на мине «Чайковский». На спасение людей выезжает и бакенщик Иван Тимофеевич Зимин. Взрывом у парохода была разворочена носовая часть. Она притонула, верхняя палуба примерно на полметра возвышалась над водой. Тут и собрались люди.

Страшно было, писал Павел Иванович. Крик стоял. Мазут на воде. Обломки надстроек, мертвые тела. Люди к тебе руки тянут. Сначала спасали тех военных, что были в воде. Брали на лодку по шесть-семь человек, отвозили на берег. К спасательным работам подключились баркас «Смена», путейский плавмагазин «Арфа».

Прилетел немецкий самолет, обстрелял судно из пулемета и стал уходить в сторону правого берега. Тут показались еще три самолета. На пароходе снова началась паника, люди прыгали в воду. Но самолеты оказались нашими. Один из них стал кружить над судном, два других устремились в погоню за немцем и сбили его. На берегу был виден столб черного дыма.
Часа через два подошел пассажирский пароход «Молотов-Скрябин», стал забирать уцелевших с берега. К этому времени и корма «Чайковского» села на дно. Последними Ремизовы сняли трех человек уже с рубки. Среди них был и капитан Федор Герасимович Сафонов.

За спасение большого количества людей бакенщики Иван Васильевич Ремизов и Иван Тимофеевич Зимин были награждены орденом Красной Звезды. Павел получил медаль «За оборону Сталинграда».

Сообщил Павел Иванович и о дальнейшей судьбе «Чайковского». Дня через два к нему приехали водолазы, вытаскивали из трюмов обмундирование, ящики с консервами. Когда начался ледоход, все надстройки парохода срезало. А весной 1943 года эпро-новцы взорвали его: мешал движению…

…Более 300 судов потеряли волжане-речники под Сталинградом в 1942-1943 годах. Многие погибли на своих постах. И за семьдесят лет мы так не удосужились установить в Самаре хотя бы памятную доску с их именами! Почему?..

Владимир Казарин,
журналист, краевед

Метки
Показать ещё

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение