Люди

Самарский ветеран предложил установить памятную пушку-зенитку в районе Фабрики-кухни

Участнику Великой Отечественной войны Ивану Садчикову в этом году исполняется 93 года. Одна из главных задач, которую он ставит перед собой сегодня, — сохранить историю для потомков.

Ветеран записал свои воспоминания, а еще предлагает установить в Самаре памятник — зенитку. Ведь почти никто из современных горожан не знает, что в годы войны вместе с правительством в Куйбышев были эвакуированы московские полки ПВО — они прикрывали нас от угрозы с воздуха.

— Где вы родились, откуда уходили на службу?

— Родом я из села Ломовка Пестравского района. Меня призвали в конце 1943 года, едва мне исполнилось 17 лет. В школе №20 мы проходили курс молодого бойца, учились ходить строем, собирать и разбирать оружие. Там же принимали присягу. Нам выдали обмундирование: ботинки без обмоток — какие нашлись, женские брюки — они были теплее. Меня направили в зенитные войска, в 18-ю батарею 861 полка ПВО. Она стояла за фабрикой-кухней, между заводами имени Масленникова и 4-ГПЗ. Эти предприятия мы и прикрывали от нападения с воздуха. Вражеские самолеты до нас не долетали, им интереснее был сызранский мост через Волгу, но к встрече с врагом мы были готовы. В батарее нас было всего несколько парней, остальные женщины. Тоже в основном молодые. Всех, кто постарше, отправили на передовую.

— Победу вы встретили тоже в Куйбышеве?

— Нет. После того как немцев разбили в Сталинграде, нас отправили в Минск. В сравнении с Куйбышевом там, конечно, было страшно. Город горел, был разрушен на 80 процентов. В Белоруссии я и встретил 9 мая 45-го, мне тогда было 19. После Победы женщин отправили по домам, стране были нужны агрономы, учителя, прочие специалисты. Но ведь и служить кто-то должен. Вот я и задержался в армии еще на пять лет. Стал командиром орудия, поступил в полковую школу, изучал там радиотехнику. Все 15 предметов сдал на пятерки. После демобилизации вернулся в Куйбышев, устроился работать на авиационный завод. По вечерам учился в техникуме. Работал мастером, инженером, начальником участка. Занимался телеметрией. Был одним из создателей уникальной сверхзвуковой межконтинентальной крылатой ракеты «Буря». Даже в проектировании цветомузыкального фонтана мне довелось поучаствовать. На авиационном заводе я трудился до самой пенсии.

 

— Про цветомузыкальный фонтан расскажите, пожалуйста, поподробнее.

— На Физкультурной, около Дворца спорта, принадлежащего авиационному заводу, решили установить фонтан. Дело было в 60-е годы. Директор завода незадолго до этого вернулся из Еревана, где видел цветомузыкальный фонтан — на тот момент уникальное явление. И загорелся идеей сделать нечто подобное у нас. Мы вдвоем с еще одним специалистом отправились в столицу Армении. Там нам согласились продать проект фонтана за 50 тысяч рублей. Мы сказали, что подумаем. Походили, посмотрели и решили, что сможем спроектировать такое сами. И сделали — даже еще лучше. Армянские инженеры жаловались, что кварцевые стекла быстро выходят из строя. А мы использовали линзы, как на светофорах железной дороги, сверху закрыли их прозрачным стеклом. Получилось гораздо надежней.

— На пенсии чем занимаетесь?

— Написал историю своей семьи, своей жизни, вышла целая книга. Внук перевел ее в электронный формат. Глядя на меня, моя жена тоже взялась записывать воспоминания. Она окончила авиационный институт, работала на заводе «Прогресс». Несколько лет назад супруга ушла из жизни, сейчас я привожу в порядок ее записи. Еще я собирал документы для восстановления старой церкви в моем родном селе Ломовка. Вообще люблю работать с бумагами. А для большинства людей это целая проблема. Вот я и решил помочь односельчанам. Но пока добиться восстановления церкви нам не удалось.

— А в Самаре какие-то инициативы продвигаете?

— Я предложил властям установить памятную пушку-зенитку. У нас же есть штурмовик Ил2, и благодаря ему и молодое поколение, и гости города знают, что эти самолеты производили в Куйбышеве. А 85-миллиметровая зенитная пушка образца 1939 года рассказала бы о том, как во время войны защищали наше небо. Этого ведь сегодня никто не знает. Найти такую пушку можно, в арсеналах она есть. Доставить тоже, думаю, будет несложно, даже перетаскивать не надо — она на колесах, только привезти. Ну и сделать табличку с техническими данными орудия, указать, какой полк и какая батарея, где стояли. Я готов предоставить план расположения зенитных орудий, который много лет назад составил по памяти. Правильнее всего было бы разместить зенитку где-то в районе фабрики-кухни и музея «Самара космическая», где и стояли наши батареи.

— Сейчас с авиационным заводом связь поддерживаете?

— Конечно. Меня приглашают на все праздники и мероприятия.

— Парад на День Победы смотрите?

— Обычно езжу, но в этом году пропустил, не очень хорошо себя чувствовал. А больше всего мне запомнилось 40-летие Победы. В 1985 году к нам были приглашены зенитчики, которые во время войны защищали Куйбышев. Тогда очень много народу собралось, два артиллерийских полка — №1088 и №861. Первый охранял Безымянку, второй стоял в центре города. Сейчас многих из этих людей уже нет в живых. Но если кто-то узнает на фотографиях своих родственников и захочет встретиться со мной, узнать, как мы жили и воевали, я буду рад пообщаться. А может, еще и жив кто-то из моих однополчан…

Метки

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение