Исторические версииИстория

О Самаре, созданной по проектам архитектора Леонида Волкова. Часть 2

Так повелось, что имена артистов и художников у всех на слуху, а вот об архитекторах вспоминают редко. Хотя здания, которые строят по их проектам, — своеобразные послания будущим поколениям.

Свидетельствами таланта Леонида Волкова наполнена Самара. Он участвовал в сооружении комплекса домов для работников трубочного завода.

В частности, на улице Часовой построил дом удивительной для советского времени планировки. Здание было предназначено для проживания специалистов из Швейцарии, которые помогали запустить производство часов на ЗиМе. Недавно жители Октябрьского района вышли с инициативой назвать эту улицу именем архитектора.


О Самаре, созданной по проектам архитектора Леонида Волкова. Часть 1


Расцвет таланта

В нашем городе расцвел талант Леонида Волкова. Он приехал на работу в Самару, которая только оправилась от страшного голода двадцатых годов и вступала в неурожайные тридцатые. Удивительно, но именно в это время ему поручили строительство речного вокзала. Новый ансамбль стал настоящим оазисом среди заполонивших берег Волги складов и амбаров. Его архитектура и оформление окружающей территории — клумбы, деревья, скамейки и скульптуры — заложили основные черты дальнейшего формирования приволжской территории города. Правда, из-за недостатка средств и стройматериалов вокзал построили из дерева.

Волков руководил и созданием проекта домов речников, которые со стороны улицы Горького обрамляли новый архитектурный комплекс. Куйбышевский речной вокзал вместе с причалами был сдан в эксплуатацию к началу навигации 1936 года. Прослужило деревянное сооружение едва ли не полвека. Работа архитектора Волкова была замечена. Журнал «Архитектура СССР» назвал его одним из трех лучших в стране. Не успев закончить проект речного вокзала, Леонид получил ответственнейшее назначение.

Доверенный архитектор ОГПУ

Его пригласили в структуру Объединенного государственного политического управления. Работать там было — все равно что ходить по канату над пропастью. Однако это назначение для молодого архитектора было чрезвычайно почетным. Несмотря на трудные времена, которые пришлось пережить в нашем городе Волкову и его молодым коллегам, можно с уверенностью сказать, что в профессиональном смысле им очень повезло. Именно с конца двадцатых годов Самара начала перестраиваться по новому Генеральному плану. И архитекторам было где проявить свой талант. Они создают ранее неизвестные типы зданий — жилые коммуны, фабрики-кухни, дворцы культуры. Им не запрещается воплощать свои фантазии, используя авангардный в то время стиль — конструктивизм. Удивительно, но использовать этот стиль при сооружении собственных зданий позволило архитектору даже НКВД. Волкову предложили построить целый комплекс сооружений для этой грозной конторы. В том числе здание управления милиции и клуб имени Дзержинского.

Над созданием грандиозного центра для торжественных мероприятий Леонид Волков работал вместе с архитектором Николаем Телицыным. И сегодня всех впечатляет этот памятник конструктивизма с его фасадом полукруглой формы и необычным остеклением криволинейных помещений. Здание, построенное в рекордно короткие сроки, уже в декабре 1932 года ввели в эксплуатацию. Внутри оно было отделано деревом, гранитом, мрамором. Ультрасовременный дизайн привлек сюда в 50-х первых самарских джазменов. К сожалению, ремонт в конце 80-х уничтожил внутреннее убранство. А здание УВД погибло в огне в конце 1990-х.

Неосуществленные планы

В конце сороковых годов Волков работал уже в должности начальника проектного бюро строительного управления Министерства нефтяной промышленности СССР. Вместе с коллегами работал над чертежами Куйбышевского гидроузла. А в 1948 году проектировал стадион «Динамо».

В нашем городе Волков сделал немыслимо много. Он проектировал застройку улиц Часовой, Ново-Садовой (в районе Постникова оврага), Победы, Свободы, Ново-Вокзальной. Вместе с коллегами набрасывал на бумаге целые жилые массивы Безымянки. Принимал участие в проектировании Дворца культуры на площади имени Кирова.

Необычное поручение — создать новое, конструктивистское здание театра драмы. Взамен краснокирпичного, в псевдорусском стиле. Чертеж сохранился, но до воплощения дело не дошло. И это скорее исключение из правил.

Многие разработки архитектора современны даже сегодня. В его личном архиве масса неосуществленных проектов, которые достойны рассмотрения и даже воплощения.

Нельзя не творить

Казалось бы, успешная карьера. В Куйбышеве имя на слуху, окружает почет. Однако в 1959 году Волков уезжает вместе с женой в Башкирию. Почему?

— Жизнь в Самаре у нашей семьи была не из легких. Дедушка и бабушка, мама, папа и я жили впятером в двух маленьких комнатках в коммуналке. На подходе был второй внук, мой брат, который родился в 1960 году. Отдохнуть деду, поработать над своими чертежами было негде. Конечно, он мог попросить себе отдельную квартиру. Но не хотел пользоваться своими известностью и положением. А в Уфе ему предложили жилье. Из воспоминаний внука архитектора Михаила Трифонова:

Несмотря на бытовую стесненность в Доме специалистов, Леонид Афиногенович в свободное время постоянно что-то мастерил.

— Дед любил рисовать. Но не маслом, а карандашом или акварелью. Прорисовывая каждый штрих, каждую деталь. Фотография также была его страстью. Один из своих аппаратов он подарил мне, — рассказывает Трифонов.

Как каждый волжанин, Волков обожал рыбалку, которую считал настоящим отдыхом.

И все же, скорее всего, последней каплей, заставившей прекрасного архитектора покинуть наш город, стала провозглашенная в то время борьба с архитектурными излишествами. Проектировать безликие «хрущевки» Волков не хотел. Потому перешел на административную работу в институт «Башкироргстрой».

* * *

…Он тосковал по Волге, часто писал дочери и внукам, присылал им свои рисунки. В 1961 году в Уфе Леонид Афиногенович Волков умер. Ему не было и шестидесяти лет.

 

Метки

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение