Медицина

Для чего нужен в Самаре запрет на продажу вейпов подросткам

На круглом столе в нашем издании эксперты обсудили, поможет ли запрет на продажу решить проблему подросткового вейпинга и так же ли вредно парить, как и курить табак. 

Речь идет об устройствах, которые принято в быту называть вейпами. Они преобразуют как никотиновые, так и безникотиновые жидкости в клубы пара. Глава Самары Елена Лапушкина инициировала законопроект, который запрещает продажу электронных систем доставки никотина и жидкостей к ним несовершеннолетним. 

Детям не игрушки

Местные запреты на продажу вейпов детям уже действуют в ряде регионов страны. В Самаре решение о подготовке подобного законопроекта было принято на заседании городской антинаркотической комиссии в декабре прошлого года.

Дмитрий Попов, заместитель главы Самары, руководитель правового департамента администрации:

— Мы тщательно изучили практику иных регионов. В 16 субъектах, в том числе в пяти регионах Приволжского федерального округа, такие законы уже приняты. Цель новеллы — охрана здоровья несовершеннолетних. В настоящее время проект находится на рассмотрении в Самарской губернской думе. Он получил полное одобрение членов комитета по промышленности, предпринимательству и торговле, и мы рассчитываем на принятие этого закона в целом. Причем мы предлагаем не только запретить продажу этих предметов детям, но и установить штрафы за нарушения.

При первом «проколе» сумма будет составлять для граждан от 3 000 до 4 000 рублей, для должностных лиц — от 10 000 до 20 000, для юрлиц — от 30 000 до 50 000. При повторном нарушении суммы предлагают еще увеличить.

Причем под запрет попадут как никотиновые, так и безникотиновые жидкости. Законотворцы полагают, что последние тоже наносят вред здоровью, а потому должны быть недоступны детям.

Планируется, что ловить за руку нарушителей будут административные комиссии. Они созданы на уровне внутригородских районов и, например, могут штрафовать за парковку на газоне или нарушение тишины в ночное время.

В густом тумане

Основная проблема и сложность в контроле за вейп — индустрией сегодня — полное отсутствие каких-либо регламентов для этой продукции. Де-юре продавать «парилки» детям не запрещено, а значит, можно. Сертификация жидкостей — дело добровольное, а значит, необязательное. Даже посчитать, сколько вейп-шопов работает сейчас в Самаре, непросто.

Владимир Петров, заместитель руководителя департамента экономического развития, инвестиций и торговли администрации Самары:

— Эти товары не лицензионные и не акцизные. У нас есть информация о том, сколько объектов торгует в Самаре табаком, пивом или крепким алкоголем, а сколько вейпами — нет. Если на алкоголь выдаются лицензии, есть система ЕГАИС, которая контролирует процесс от производства бутылки до пробития кассового чека покупателю, то с этими продуктами у нас таких методов нет. Однако когда будет принят закон, мы, естественно, заведем реестр подобных торговых точек.

К слову, жаловаться на такие магазины и отделы самарцы уже начали. Правда, не на состав «паров», а на сам факт их существования.

Евгений Сорокин, заместитель начальника отдела надзора по гигиене питания управления Роспотребнадзора по Самарской области:

— Жалоб от населения относительно качества курительных смесей или жидкостей для систем доставки никотина к нам не поступает. Жалобы есть на размещение таких предприятий, так как в местах продажи нередки и потребление, и дегустация продуктов.

Однако даже на такие жалобы контролирущие органы по сути отреагировать сегодня не могут. «Законом не запрещено, где хочу, там и парю», — поется в современной песне. И эта фраза как нельзя лучше описывает современное состояние вопроса. Законодательство не успевает за быстро меняющейся модой, за рынком, на котором появляется что — то новое. —

— Правовой вакуум, который есть в федеральном законодательстве, не позволяет нам применять меры, если это бестабачные, пусть даже и никотинсодержащие, курительные смеси или жидкости для электронных средств доставки никотина, — пояснил Сорокин.

Нет не только запретов на употребление вейпов, но и показателей безопасности этой продукции.

— Если к табачной продукции принят технический регламент, который устанавливает требования к маркировке, показателям содержания смолы, никотина, то относительно этой продукции у нас обязательных показателей безопасности не установлено, — продолжил Сорокин.

Да, в 2018 году был принят ГОСТ для жидкостей для электронных систем доставки никотина. Но по закону о стандартизации применять его или нет — дело хозяйское.

— Поэтому даже если жалобы на качество к нам и поступят, то в связи с тем, что нет нормативов и методик исследования, проконтролировать мы не сможем, — рассказал эксперт.

Идеи ужесточить законодательство в этом вопросе уже давно витают в воздухе и на федеральном уровне. Роспотребнадзор и минздрав России призывают приравнять курение бестабачных никотинсодержащих курительных смесей и жидкостей к табакокурению. Соответственно, на «пар» надо бы распространить все запреты, установленные федеральным законом «О запрете курения».

— Это и продажа несовершеннолетним, и употребление в общественных местах, и строгое расстояние от торговых точек до образовательных учреждений. Но пока все это находится на стадии публичных обсуждений. Проекты есть, но когда они будут утверждены и вступят в силу, вопрос открыт, — заключил Сорокин.

Если нельзя, но хочется

Пока запрет на продажу вейпов детям в Самаре еще обсуждается, некоторые продавцы уже отваживают от своих прилавков школьников.

Дмитрий Петров, руководитель розничного отдела сети специализированных магазинов:

— Наша компания на рынке электронных сигарет в России одна из первых. С момента ее основания у нас был принцип — не продавать продукцию несовершеннолетним. Мы понимали, что этот продукт является альтернативой для курения сигарет. Он наносит определенный вред организму, и мы, как достаточно ответственные бизнесмены, ограничили продажу несовершеннолетним. Всем продавцам запрещено отпускать не только эту, но и вообще любую продукцию, которая есть на наших прилавках, детям. С сотрудниками, которые уличены в такой продаже дважды, расстаемся.

Коммерсанты полагают, что такой запрет не скажется на продажах тех, кто уже работает по совести.

— Мы целиком и полностью поддерживаем эту практику, это абсолютно правильно. Законодательное ограничение создаст отсев на рынке, выявит честных игроков, которые ответственно относятся к бизнесу и продукту, — продолжил Петров.

Владимир Игольников, индивидуальный предприниматель, владелец сети вейп-шопов:

— Для нас с точки зрения продаж ничего не изменится. Если бы мы продавали школьникам, то наша выручка выросла бы процентов на 50. Но мы не делаем этого. На каждой точке стоят видеокамеры, и каждый продавец знает, что за нарушение с ним расстанутся. Я как отец трех дочерей однозначно поддерживаю такой закон. Дети не должны ни парить, ни курить.

Приятно, что ответственные предприниматели на своем уровне этот вопрос уже решили. Тем не менее несовершеннолетний сегодня может приобрести и вейп, и жидкость к нему в магазинах, где нет таких внутренних запретов.

— Продадут, и ничего им за это не будет, поскольку на сегодня это совершенно легальный бизнес, — сказал Попов.

Вопрос здоровья

Медики утверждают, что хотя влияние вейпов на организм еще и недостаточно изучено, о вреде отдельных компонентов парительных смесей можно говорить смело.

Сергей Григошкин, заместитель главного врача по лечебной работе Самарского областного центра медицинской профилактики:

— Никотин — это нейротоксин. В одной порции вейпа его однозначно больше, чем в сигарете. Если нет никотина, то есть другие вещества — формальдегиды, пропиленгликоль плюс есть нагрев. При повышении температуры интоксикация усиливается. Все это со слюной попадет в желудок, кишечник. Как результат — хроническая интоксикация с отдаленными последствиями. Сказать, что вреднее — курить или парить — нельзя. Нет доказательств. Тут нет процесса горения, но есть вещества, содержание и количество которых ничем не регламентировано.

Пропиленгликоль — это канцероген, никотин — нейротоксин. Если первый может стать фактором развития рака, то второй воздействует на проводящую систему сердца и артерии организма, определенные участки головного мозга. Как следствие — ишемическая болезнь сердца, нарушения ритма сердца, инфаркт и инсульт.

Главная опасность, по мнению медика, — невозможность контролировать объем поступающих в организм веществ. Не только потому, что состав смеси нерегламентирован, но и ввиду особой процедуры парения.

— Если учесть, что потребление обычно длится около 20 минут, сами смеси сладкие, их приятно вдыхать, то не исключено, что за это время человек может получить дозу никотина как в двух сигаретах. Для детского растущего организма, когда органы развиваются, формируется скелет, любое токсическое воздействие вредно, — отметил он.

Мифической кажется Григошкину и возможность бросить курить с помощью вейпа.

— Всемирная организация здравоохранения однозначна в позиции, что такие электронные способы доставки никотина никак не влияют на возможность бросить курить, — заявил эксперт.

Запрещенный прием

Эксперты спорят, поможет ли запрет на продажу реально изменить ситуацию с потреблением детьми вейп-продукции. Ведь подростки, которые хотят приобрести такого рода устройство, приходят в магазин с кем-то постарше, и тому отказать уже не могут.

— Верен тезис, что запреты не искореняют проблему на 100 процентов, поскольку если какой-то запрет существует, то есть и люди, которые стремятся его обойти. Если проводить параллель с уголовным законодательством. Есть ли у нас в стране ответственность за убийство? Конечно, да — статья 105 Уголовного кодекса. А существует ли у нас убийство как таковое? Конечно, да. И что — отменить уголовную ответственность за убийство? Эта параллель может быть очень жесткая, но тем не менее она показательная. Я полагаю, что запрет, который мы, надеюсь, установим, будет выполнять функцию так называемой общей превенции. Есть запрет, есть санкции, а соответственно, в сознании будет складываться парадигма, что это плохо, наказуемо, а значит, этим заниматься не следует. Превенция — предупреждение, на это и направлен наш закон, — пояснил Попов.

Об эффективности запретов говорят и цифры статистики.

— Когда только был принят закон о запрете продажи табака детям, у нас было по 5-10 протоколов в месяц на продавцов стабильно. Сейчас это единичные случаи — 10-20 в год. Тенденция к снижению как вовлечения, так и потребления табака есть. И запрет — это один из факторов, который этому снижению способствует, — пояснил Сорокин.

Эксперт напомнил, что Кодексом об административных правонарушениях предусмотрена ответственность не только за продажу, но и за вовлечение детей в потребление табака.

— Если я как отец ребенка пришел, купил сигарету и дал, то я совершил правонарушение. Это вовлечение в табакокурение несовершеннолетнего. Равно как и просто дать по просьбе несовершеннолетнему сигарету, — уточнил Сорокин.

Исправить положение поможет, как это ни странно, мода.

— До 2015 года, то есть до роста популярности вейпов, особой моды на электронные сигареты не было, и нашей основной аудиторией были люди старше 30 лет, которые хотели бросить курить при помощи электронной сигареты. Сегодня спрос падает, потому что есть крупные табачные компании, которые начинают выпускать аналогичные устройства на табаке, и молодежь опять уходит за трендом, — заключил Игольников.

Метки

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение