КультураЛюди

Искусствовед Ирина Свиридова: «Музей конкурирует с торговыми центрами»

Мы узнали у работника музея, зачем рядовому самарцу знать про архитектурные стили, на чьи выставки стоит сходить и где в городе искать красоту.

Ирина Свиридова работает в Музее Модерна. Она искусствовед по профессии и по состоянию души. Девушка читает лекции об архитектуре, курирует выставки и обожает свою работу.

— Ирина, почему ты выбрала профессию — искусствовед?

— В детстве я рисовала и мечтала стать дизайнером среды. Даже ходила на курсы. Однако жизнь распорядилась иначе. Я поступила на кафедру искусствоведения в строительном университете. Нисколько не пожалела об этом.

Все тонкости профессии я поняла только после обучения в магистратуре в Санкт-Петербурге. У меня в голове все сложилось, когда я приняла участие в европейской биеннале современного искусства «Манифеста 10». Это был переломный момент в моей жизни — я поняла, что хочу оставаться в этой отрасли. С командой заинтересованных творческих ребят я приняла участие в постройке инсталляции «Срез». В течение месяца мы приходили в здание Главного штаба, который находится напротив Эрмитажа, и строили объект. Эта была возможность познакомиться с Каспером Кенингом – одним из самых крутых кураторов в мире. Когда ты видишь, как работают известные художники, это производит грандиозное впечатление и очень вдохновляет.

— Тебе это помогает развиваться по жизни?

— Опыт, полученный в Петербурге, дал возможность увидеть насколько разнообразной может быть работа искусствоведа. Это человек, который не просто изучает искусство. Он может анализировать тенденции, занимается арт-критикой, курировать художников, давать оценку всем значимым событиям и при этом работать с музейными коллекциями. Если ты как-то связан с культурой, то так или иначе ты должен знать, что происходит в искусстве сейчас. Осознать это без определенной базы довольно сложно.

— Лекции на тему архитектуры, которые проходят в Музее Модерна, это твоя идея? Для чего они нужны? Ты уверена, что эта информация может оказать влияние на слушателей?

— Год назад я уже читала в музее курс по истории искусств. Каждый месяц мы собирались и обсуждали искусство от самых древних времен до современности. Но я больше специализируюсь на изобразительном искусстве, поэтому не уделяла архитектуре большого внимания. Сейчас появилась возможность самой восполнить свои знания и поделиться ими с окружающими. В городе не так много мест, где в такой академичной форме, но доступным языком раскрывают основные особенности того или иного стиля. Мне кажется, что это необходимо людям, потому что существует определенный тренд на публичные лекции и информацию. У горожан есть тяга к знаниям, потому что в знаниях – сила. Чем больше ты знаешь, тем лучше разбираешься в многообразии идей, которые нам предлагает современный мир. Это касается и архитектуры.

— Одна из тем была связана с архитектурными экспериментами. Можешь привести пример?

— Со временем авангард с холстов переместился на модели зданий. Обдумывая этот процесс, я почему-то вспомнила про французского архитектора Ле Корбюзье. Он предложил идею создания модульного дома. Там он продумывал всю мебель, просчитывал квадратные метры на человека. Решение было революционным для того времени. Эти идеи затем частично заимствовали при строительстве «хрущевок».

— В чем твой интерес в архитектуре?

— Мое немного эгоистичное желание — понять самой это направление через курс лекций. Архитектура — вид искусства, который способен сильно повлиять на человека. Ведь здания и объекты формируют среду. Мы можем не ходить в музей или театр, но на улице мы не избавимся от искусства. К тому же, архитектура формирует определенное понимание устройства мира.

— В Самаре у тебя есть любимые здания или улицы, которые оказывают влияние на твое эстетическое восприятие?

— Конечно, не могу не упомянуть, что одно из красивейших мест города это усадьба Курлиной, где как раз находится Музей Модерна. Мне вообще очень нравится старая Самара, особенно улица Куйбышева возле Струковского сада, а также Ульяновская. Но этим я стараюсь не ограничиваться. Один мой коллега живет на Металлурге. Он обожает Безымянку и всем советует там погулять. Поэтому не могу не упомянуть архитектуру 1940-х – 1950-х годов, которая, безусловно, достойна внимания.

— На каком уровне сейчас находится современное искусство в Самаре? У нас много творческих единиц?

— Мне кажется, активность в современном искусстве Самары проявляется волнами. Мощная волна была, когда в городе работали Андрей Сяйлев, Владимир Логутов, Сергей Баландин, который занимался практическим искусством. Это действительно мэтры. Потом активность угасла, и вот сейчас мы можем наблюдать новую волну художников — это пул 20-летних авторов, которые смело заявили о себе. Случилось это благодаря их собственной инициативе и школе авангарда в галерее «Виктория». Если вы следите за самарской культурой, то слышали про художницу Алеша и про молодого художника Антона POEHALI. Я люблю творчество Дарьи Волковой и малые формы Миши Гунько. Новых имен конечно много. Современное искусство в Самаре действительно есть.

Андрей Сяйлев — инсталляция «Полное собрание сочинений».

— У нас достаточно музеев и галерей?

— В Самаре не так много музеев. Но их количества достаточно для того, чтобы у людей был выбор, куда сходить. Плюс ко всему они все довольно разнообразны. Известная истина – музей должен конкурировать не с другими музеями, а с торговыми центрами. Если говорить с точки зрения работника учреждения культуры, лучше самарец проведет время не в кинотеатре, а на выставке.

— Какие последние культурные события тебе запомнились?

— Мне понравилась лекция Дарьи Волковой о тексте в искусстве, которая проходила в баре «Турбаза «Ветерок». Бар — настоящее культурное место — лекции, оформление от самарских художников – группы ЧЖНС, Дениса Вертиго, висят работы Фрола Веселого. Также мне вспоминаются выставки советской рекламы в Литературном музее и «Приручая пустоту» в галерее «Виктория».

— В музеях воспринимают серьезно уличное искусство? Сама ты замечала что-то интересное в Самаре?

— Если автор создал что-то интересное, то, конечно, его творчество оценят — неважно на улице находится работа или висит в выставочном зале. Я восхищаюсь уличным искусством. В этом плане мне очень нравится Екатеринбург, потому что это «Мекка» стрит-арта. В Самаре авторов тоже много. Я просто влюбилась в гипсовые маски Клауса. Стараюсь всегда обращать внимание на такие объекты.

— Каким ты представляешь наш город через десять-двадцать лет?

— Верю, что будет больше городских пространств, где можно проводить время. Думаю, что сохранится историческая часть. Ее облик почти не изменится. Конечно, никуда не денется точечная застройка. Принципиальных изменений я не ожидаю. Если взглянуть на Самару, которую мы знали пять лет назад, то станет ясно — город становится лучше. Появляются новые инициативы, которые двигают культурную жизнь. Главное же, чтобы город жил.

— Чем будешь заниматься дальше?

— Самый грандиозный план — защита диссертации по искусствоведению. Еще у меня очень много проектов связано с музеем. Пока мы разрабатываем выставки — привозные и свои. В самом Музее Модерна грядут изменения. Плюс ко всему, летом пройдет «Волгафест», в котором я тоже принимаю участие.

Метки
Показать ещё

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение