Люди

Самарский художник и его миниатюрные «демоны»

«Кусочек жизни на столе» — так называется серия миниатюрных работ, созданная самарским художником Мишей Гунько.

Свои произведения он редко выставляет в галереях и музеях. Несмотря на это, его модели разлетаются по всей стране. Мы решили узнать, чем уникальны работы Миши, о чем он думает, когда создает подобные вещи.

Мише Гунько 21 год. Он учится в строительной академии. Моделированием занялся в 2013 году, но складывал свои работы «в стол». Только недавно его произведения увидел свет. Молодой человек принял участие в пяти выставках. Одна из них проходила в Мюнхене.

Как появляются модели

— Я начал создавать их бессознательно. Возможно, это пошло из детства. У меня было много игрушечных машин. Мне очень нравилась автомобильная эстетика.

До моделирования моим увлечением было коллекционирование. Автомобили просто лежали на полках. Это собирательство мне показалось очень глупым. Теперь я беру за основу машинки из своей коллекции или игрушки. Есть идея – создать автомобиль самостоятельно с нуля.

Чтобы превратить модели в персонажей, я стараюсь наделить их качествами присущими живым существам или предметам. Распиливаю их и перекрашиваю.

Я использую разные материалы. Чаще всего это проволока, пенопласт и гипс. После знакомства с художницей Даной, стал применять и папье-маше. Инструменты мне почти не нужны. Чтобы создавать детали, необходимы только собственные руки и пинцет.


Самарский художник 1ok о хейтерах, уличном искусстве и блатной романтике


Когда у меня есть свободное время, я прихожу в мастерскую. Там начинаю мастерить, не осознавая при этом, что получится в итоге. Все идеи приходят в процессе. Когда предмет оказывается у меня в руках, фантазия рождает различные образы. Например, у меня была видеокамера, которая прослужила мне год, но потом сломалась. Я решил не выкидывать ее, а переработать как вторсырье. В итоге получилась инсталляция, отражающая «смерть» старой техники.

Про жизнь и искусство

— За последний год моя жизнь сильно изменилась. Я могу назвать это взрослением. Появляются новые возможности, своя точка зрения, приходит некая осознанность. Связаны эти изменения не только с искусством, но и с отношением к людям. Новый взгляд также присутствует в работах. Старые модели кажутся мне поделками и игрушками, а новые – полностью отражают мои чувства.

Когда-то Миша «работал за еду». Например, за одну из работ человек отдал шоколадный торт с вишней.

Некоторые говорят, что моя группа в социальной сети напоминает блог или дневник, куда я записываю все важные моменты. Только текста там совсем нет. Есть фото. Я не имею привычки давать работам названия или аннотации, порой даже не подписываю. Таким образом, люди могут сами додумать смысл.

В последнее время я начал делать коллаборации с Даной. Клево, что можно найти общий язык через различные занятия. Я создаю среду, а она персонажей. Я рад, что мы нашли друг друга. В этом, кстати, проявляется умение приспосабливаться под чужую идею. Интересный опыт.

О стилистике хоррора

— Мрак – это красиво. Он более искренний, чем что-то позитивное и радостное. Истоки таятся в человеческих эмоциях. Люди меняют смысл вещей, обманывают тебя, когда плачут или злятся. В последнее время меня вдохновляют картины художника Boris Groh. По его работе я сделал аналогичную, но уже в объеме. Обычно за основу я беру ситуации из жизни.

Если заметили, в моих работах проскальзывает тема цикличности. Смерть – это еще не конец, за ней присутствует еще что-то. Такой смысл хорошо отражается в работе, для которой я взял свою игрушку тамагочи. Персонаж прокалывает себя ножом.

Это не призыв к суициду. Просто персонаж желал освободиться от цикличности, не хотел переживать эти моменты снова и снова. Также все наши переживания в жизни могут повторяться.

Одна из моих любимых работ – автомобиль-монстр на длинных ножках. В моем воображении машины имеют душу, но при этом они безмолвные. Железки не могут себя выразить. Поэтому эти предметы символизируют переживания, которые не имеют выхода наружу.

Еще мне нравится стилистика страшных заброшенных мест, с которыми меня познакомила Дана. Как-то мы ходили с ней в полуразрушенный дом, где Дана крепила свой арт-объект. Там я впервые ощутил атмосферу самарских «заброшек» в старом городе. Безлюдность, мрачность, ржавчина, облезлая краска. Будто время останавливается в этих местах. Люди отсюда ушли, но история осталась. Благодаря фантазии можно воспроизвести прошлое.

Про будущее

— Есть несколько интересных проектов, которые я хотел бы реализовать. Один из них – моя персональная выставка в студии-мастерской. Мне интересно узнавать, что думают о моем творчестве люди, их мысли по поводу работ. Хочется иметь обратную связь.

Метки

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение