Люди

Руководитель Театра танца «СКРИМ» — про танцы на ТНТ и в Америке

Эльвира Первова развивает современный танец в Самаре уже 20 лет.

Она успевает не только руководить собственным Театром танца «СКРИМ», но и участвует во всероссийских и международных конкурсах и фестивалях, а также преподает хореографию в Самарском институте культуры. Поговорили с Эльвирой об ее коллективе, поездке на международный фестиваль хореографии в Америку и «Танцах» на ТНТ.

— Эльвира, занятия танцами — ваша детская мечта?

— Когда-то в школе, в которой я училась, раздали объявления, что местная школа искусств набирает группы по разным направлениям. Я поступила на хореографическое отделение и начала заниматься классическим танцем.

Несмотря на то, что я очень любила танцевать, в мечтах была профессия врача. Но с химией и биологией отношения не складывались, и я стала выбирать другую профессию. В справочнике средне-специальных учебных заведений нашла Нижегородское училище культуры (прим. sgpress.ru – Эльвира жила в Чебоксарах). Я написала туда письмо и получила ответ: «Приезжайте, мы вас ждем». Сейчас понимаю: не будь этого письма, я, может, и не поехала бы никуда.

В Нижнем я проучилась четыре года. После этого поступила в институт культуры в Самаре, закончила обучение и осталась здесь.

— Как в вашей жизни появился современный танец?

— Первые серьезные уроки по современной хореографии я получила от своего педагога в институте Виктора Ивановича Брыкина. Он – человек, бесконечно развивающийся и открытый ко всему новому.

В 1997 году я попала на первый мастер-класс по танцу Модерн. В Самару приехал педагог из Америки. Я работала тогда в училище культуры, и средств на семинар не хватало. Людмила Геннадьевна Потоцкая, которая возглавляла в то время хореографическое отделение, посоветовала обратиться к руководству училища с просьбой профинансировать обучение. И директор Виолетта Васильевна Саенко оплатила  мастер-класс.

Это стало переломным моментом. Я узнала о танце модерн, почувствовала, что можно танцевать по-другому, с ощущением полной свободы.

Позже я уже сама начала искать информацию, где проходят семинары по современной хореографии. Ездила учиться в Волгоград, Екатеринбург, Санкт-Петербург, Москву, Новосибирск. Обучение было очень дорогим, денег всегда не хватало. Но это не останавливало меня в желании изучать современный танец.

Репетиция детского спектакля. Екатерина Елизарова

— Когда появилась идея создать свой театр танца?

— Театр появился из коммерческого танцевального коллектива. В 1997 году я собрала шоу-балет из четырех танцовщиц. Как и все коммерческие коллективы мы работали на праздниках. Название появилось со временем — «СКРИМ», что по-английски означает «крик».

Параллельно я ездила учиться, «привозила» с мастер-классов «новую» хореографию. Современный танец начал вытеснять эстрадный. Мы стали переходить к более серьезному творчеству. И постепенно шоу-балет трансформировался: сначала в танцевальную группу «СКРИМ», потом в независимую группу « Скрим» В 2003 году мы поставили наш первый спектакль, и стали театром танца. В это время я уже начала свою работу в Самарской государственной академии культуры и искусств (прим. sgpress.ru – сейчас Самарский государственный институт культуры).

За 18 лет мы успели поучаствовать в разных танцевальных конкурсах и фестивалях в Екатеринбурге, Рязани, Североуральске, Челябинске, Красноярске, Саранске, Москве, Витебске. В 2002 году мы организовали первый Вечер современной хореографии, на котором знакомим зрителя с творчеством нашего театра танца. Несмотря на финансовые трудности, это мероприятие проходит каждый год.

Вечер современной хореографии. Иван Андронов

— Состав театра за это время поменялся?

— Число танцоров колеблется от 8 до 12 человек. В основном это студенты СГИКа. Многие выпускаются и уходят в театры, которые имеют финансирование. Их сменяют новые талантливые ребята. Но есть и те, кто предан коллективу уже много лет.

— Сколько в вашем репертуаре постановок?

— 18 спектаклей. Темы абсолютно разные: любовь, музыка, война, размышления о жизни. Идеи приходят отовсюду. В жизни много всего интересного, о чем можно говорить языком танца.

К сожалению, в театре сейчас работает только женский состав. Я привыкла работать с парнями, использовать мужскую энергию и силу. И тут вдруг возникает такое ограничение. Мы долго искали другие пути и были рады открывшимся решениям: в репертуаре театра появились постановки «Внутри прозрачного», «Каштанки», «Оставайтесь на линии…».

Постановка «Каштанки». Анар Мовсумов

— Вы строгий руководитель? «Кнут и пряник» или «пряник и пряник»?

— Я бы сказала «кнут, кнут». Ловлю себя на мысли, что редко хвалю своих танцоров. Для ребят моя похвала – это, скорее, отсутствие критики. Но когда я вижу, что человек действительно гениально танцует, я смотрю на него и про себя желаю ему всего самого лучшего в жизни.

— Ваши спектакли основаны только на хореографии. Не сложно ли ставить постановки без слов?

— Нет, танец – это язык, которым я говорю. Это искусство для души, не надо разбирать спектакль по полочкам. Для меня важно, чтобы зритель ушел с моего концерта с наполненным сердцем, сохранил эти ощущения и, возможно, ответил на свои внутренние вопросы.

— Сами выходите на сцену?

— Практически нет. Я участвую только в одном спектакле, поэтому постоянно испытываю жажду танца. Даже когда я просто стою на сцене, меня все вдохновляет: запах, свет, какая-то особенная энергия. Моя мечта — поставить моноспектакль.

Танец — это моя жизнь. Я во всем вижу танцевальное движение: когда идут люди, проезжает машина, пролетает птица. Для меня весь мир танцует.

Из личного архива Эльвиры Первовой

— Чего не хватает современному танцу в Самаре?

— У нас много проектов и идей. Но вот с финансовой базой все не очень хорошо. Не трудно пропиарить себя, трудно развивать коллектив. К сожалению, наш город пока сложно назвать тем местом, где активно развивается современный танец. Надеюсь, что в будущем у этого направления будет поддержка.

— Эльвира, вы и сейчас продолжаете ездить по мастер-классам. Где бываете?

Я учусь везде, где есть возможность. Много занималась у зарубежных педагогов, которых приглашали в Россию. Затем стажировалась в Литве, Франции, Австрии. А этим летом училась на международном танцевальном фестивале в США.

— Как вы туда попали?

— Это самый крупный международный фестиваль танца — American Dance Festival. Я давно мечтала туда попасть, но возникали разные препятствия. В этом году мою кандидатуру порекомендовала знакомая — хореограф из Красноярска . Я безмерно благодарна ей за это.

Шесть недель я училась различным техникам современного танца у педагогов из разных стран. На фестиваль приехали хореографы и танцовщики со всего мира. Также я представила свою небольшую постановку. Процесс ее создания был очень интересен, так как в ней участвовали американские танцовщики. Мы танцевали под музыку Сергея Старостина. Русский фолк очень тронул американцев: они не понимали слов, но музыка произвела на них сильное впечатление.

Эльвира Первова с участниками Американского фестиваля танцев

— А как относитесь к российскому шоу «Танцы» на ТНТ?

— Для меня этот проект достаточно однообразный. В первую очередь, это телевизионное шоу со своими законами. Так как «Танцы» идут уже давно, появился определённый вид хореографии. Думаю, что члены жюри и педагоги проекта должны чаще меняться.

Конечно, главная идея проекта — популяризация танца. Это важно. Но участие человека в «Танцах» на ТНТ не даёт гарантии того, что он специалист высокого уровня. В первую очередь, это конкурс танцовщиков. Не все участники проекта могут ставить качественную хореографию и тем более проводить «мастер-классы».

— Вы были членом жюри танцевальных конкурсов?

— Да, очень часто. Это интересная работа. Еще это уникальная возможность познакомиться с талантливыми людьми. Самым масштабным был для меня конкурс артистов балета в Москве. Там я лично познакомилась с Николаем Цискаридзе и Юрием Григоровичем.

Эльвира Первова с Юрием Григоровичем, Ольгой Пона (худ.руководитель, балетмейстер Челябинского театра современного танца) и Сергеем Смирновым (худ. руководитель и балетмейстер «Эксцентрик-Балета Сергея Смирнова», Екатеринбург)

— Знаю, что у вас есть дочка. Она пошла по вашим танцевальным стопам?

— Дочка мне с самого детства дала понять, что у нее свои стопы (смеется). Да, она занимается танцами, но я не строю за неё никаких планов. Я понимаю, что в жизни много путей. Хочу, чтобы она нашла свой.

Метки

1 комментарий

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение