Самое самарское

Самое самарское. Открыть город

Да-да, можно предположить реакцию на заголовок: раньше был закрытый Куйбышев, потом его открыли, город снова стал Самарой. Все уже открыто, чего тут огород городить? Но снятие статуса закрытого не приводит автоматически к тому, что город становится открытым.

Хотя бы потому, что психология жителей и всего городского сообщества не может одномоментно стать открытой, по приказу. И для Самары ее многолетняя закрытость уже превратилась в проблему, препятствие для развития. Не только и не столько развития туристического бренда, сколько выхода Самары на достойное место.

В горячей тридцатке

Наш город входит в 30 крупнейших городов Европы, по населению — где-то между Брюсселем и Бирмингемом. В Брюсселе в прошлом году побывали 7 млн человек со всего мира. В Самаре, даже при учете мундиаля, примерно в 20 раз меньше. Некорректно проводить такие параллели? Но для нас все-таки ориентиром является привлекательный, современный, комфортный исторический город. Поэтому стремиться, наверное, надо к Брюсселю или Бирмингему, а не к китайским городам-миллионникам, человейникам XXI века.

Продолжим некорректные сравнения с бельгийской столицей. В ней очень много прекрасных зданий, невероятная Старая площадь, памятники разных эпох и композиция «Атомиум». Но! Огромное количество людей приезжают в город прежде всего из-за… «Писающего мальчика». Он вливает в местную экономику — в карманы продавцов и в бюджет — неиссякаемый поток туристических денег. Этакий градообразующий фонтан.

А ведь это чисто туристический объект, хоть и датируемый XVII веком. Потому что легенды и мифы вокруг мальчика так противоречивы, что становится очевидно: его поставили примерно так же, как ставит скульптурные композиции оргкомитет «Культурная Самара». Просто ребята понимали, что такая фигура наверняка будет привлекать внимание. И не ошиблись.

Туристическую привлекательность можно и нужно создавать, нужно развивать уже существующие элементы. Придумывать и памятники, и события, и легенды. Но есть еще один элемент открытости: город должен стать частью глобального мира. Это тоже не про бренд. Для Самары — важнейший вызов будущего. Он сейчас актуален для всех крупных городов в мире. Включенность в мировые системы — необходимое условие развития и процветания, и это включение должно происходить не только на уровне логистики (прохождение через регион одного из потоков «Шелкового пути»), не только на уровне существования в городе мировых корпораций и марок. В Самаре должны происходить глобальные события. Не обязательно всеобъемлющие, как Чемпионат мира по футболу, хотя и таких надо побольше. Глобальность события — категория не слишком конкретная, но, когда она появляется, все начинает выглядеть иначе.


Самое самарское. Внеисторическое поселение


Конкурсы и фестивали

Самый свежий пример глобального события, которое взволновало творческую Самару, — открытый конкурс на концепцию реконструкции Загородного парка. Он побил все местные рекорды по уровню открытости и представительности. Свыше 80 участников (отдельных авторов и групп), подавляющее большинство — с серьезными проектами, заслуживающими если не реализации, то внимательного обсуждения. И победа коллектива из Московского архитектурного института. Не будем здесь обсуждать результаты конкурса, про них лучше скажут или уже сказали профессионалы. Отметим другое — огромный интерес и волнение. Конкурс реально взбудоражил творческую Самару. И даже не потому, что горожанам действительно важно, что будет происходить в Загородном парке, каким он останется для наших внуков, а потому, что обсуждение развития общественного пространства вдруг стало разговором о будущем города и нашем месте в этом будущем. Даже дискуссия о том, надо ли следовать условному тренду Зарядья или искать вдохновение в эпохе Дейнеки, оказывается спором о том, каким должно быть будущее Самары. И это всего лишь первый конкурс, пробный шар. А ориентиры в этом движении вполне понятны: частью современного открытого города обязательно являются знаковые объекты, построенные по проектам знаменитых архитекторов, победивших в больших конкурсах. Здания по проектам мировых звезд. В Марселе, который немногим больше Самары, стоят небоскреб Захи Хадид, здания Жана Нувеля и Нормана Фостера. Есть куда стремиться!

Совместная работа профессионалов, даже сидение в одном жюри, подстегивает и помогает расширять горизонты, а потом двигаться к ним. Самаре нужно много наверстывать, даже по сравнению с другими городами России, но это значит, что каждый шаг наверняка будет иметь мощный резонанс, как в городе, так и в мире. Urbis et orbis — «Городу и миру».


О родине «Том Сойер Феста»


Шаги к открытости

Про развитие уникальности говорил на Московском урбанистическом форуме в июле этого года президент России Владимир Путин:

— Мы будем обязательно развивать уникальные преимущества, которые, я убежден, есть у каждого нашего населенного пункта, каждого города и каждого региона России. При этом главное для нас — это создание комфортной среды не только в крупных центрах, но и на всей территории Российской Федерации, чтобы у регионов было больше стимулов для изменения.

Сейчас важнейший этап этого процесса — выбор приоритетов и путей для их достижения. Опыт соседних регионов, прежде всего Татарстана, показывает, что инфраструктурные изменения должны быть наполнены социальной энергией. Открытость глобальным процессам, включение города самыми разными способами в глобальную конкуренцию мегаполисов — это такие соревнования, в которые не надо записываться специально. Участвуют все! И мы тоже. Даже делаем серьезные шаги, но, как обычно, разрозненно, без общего плана и каждый немного в свою сторону.


Самое самарское. Об историческом наследии города


 

Метки
Показать ещё

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение