Люди

Самарский фольклорист о «музыкальной археологии» и стремлении к истокам

Заведующий фольклорной секцией Самарского центра русской традиционной культуры, руководитель ансамбля старинной казачьей песни «Вольница» Андрей Давыдов рассказал о том, почему важно знать и понимать свои корни.

— Андрей, почему вы заинтересовались фольклором?

— Я являюсь потомственным казаком. По маминой линии — казаки с Дона, по отцовской — с Кубани. В тяжелые времена, когда многих раскулачивали, семье пришлось уехать из родных мест в Среднюю Азию. Обосновались в Ново-Покровке, входившей в Киргизскую ССР, там я и родился в 1983 году. Когда в тех местах стало неспокойно, перебрались в село Приволжье Самарской области. На семейных праздниках мы всегда говорили о казачестве, его традициях, и в жизни старались следовать им. Поэтому я увлекся фольклором еще в детстве, и мой интерес к традиционной культуре — из семьи. В конце 90-х поехал в первую фольклорно-этнографическую экспедицию: побывал на хуторах и в станицах на Дону, пообщался со старшим поколением.

В 2006 году я получил музыкальное образование в Самарской государственной академии культуры и искусств и остался в городе. Но и связь с деревней поддерживаю, преподаю в школе искусств Приволжья.

— Для чего создан Самарский центр русской традиционной культуры?

— Мы с единомышленниками считаем, что обязаны исследовать и сохранить для потомков традиционную культуру Самарской области. Этой идеей загорелся и директор одной из самарских компаний Павел Анатольевич Коробов, он предоставил нам часть своих помещений на улице Ленинской, 61. Здесь и располагается Самарский центр русской традиционной культуры, созданный в 2012 году. Сейчас это общественная инициатива людей, которые объединены одной идеей. Нас уже больше ста человек. Павел Анатольевич всячески поддерживает нашу деятельность.

За пять лет мы совершили экспедиции в 22 района нашей губернии из 27. Изучаем традиционную культуру русских, чувашей, мордвы, марийцев, татар.

— Как проходят экспедиции?

— Мы приезжаем в район группой, на нескольких машинах. Затем экипажи разделяются и направляются в разные села, деревни. Первое время мы ездили дикарями и сами искали информацию, потом подключили административный ресурс, стали договариваться с главами поселений. Теперь на месте нас встречают, например, руководители домов культуры и провожают к старожилам. Мы опрашиваем их, фиксируем все, что они рассказывают о фольклоре: о старинных песнях, танцах, обрядах, сказках, ремеслах, одежде, кухне. Порой общение, вхождение в пространство человека дается психологически тяжело. Бабушки и дедушки не сразу раскрываются и рассказывают что-то, представляющее для нас интерес. Нередко им нужно время, чтобы что-то вспомнить, и мы приезжаем к ним по нескольку раз. Это как луковица: один слой снимаешь, второй, третий… И постепенно мы добираемся до сердцевины. Порой ребята, слушая рассказы, засыпают от усталости у печки или возвращаются от старожилов совсем без сил. Зато результат этой работы бесценен. Я живу в 2018 году, а записываю обрядовые песни, которые пели более 200 лет назад! Это уже «музыкальная археология».

— Вы стали первыми, кто стал заниматься такими исследованиями комплексно?

— Да. Ранее были только фрагментарные данные, точечные экспедиции старших коллег-фольклористов, исследования по отдельным поселениям.

Нас интересует подлинная традиционная культура без купюр, без высоких кокошников, румяных щек и петухов на юбках. Обывателю сложно в этом разобраться. Если вы введете в интернет-поисковике запрос «русская народная песня», он выдаст вам миллион вариантов. Прежде всего это будут коллективы, представляющие стилизованные произведения, которые исполняются в неимоверных нарядах. У многих представление о народной культуре сводится к балалайке, матрешке и медведю. Это навязанные стереотипы. А мы стремимся прикоснуться к настоящему, возвратиться к истокам, понять традиционную культуру изнутри. Ведь она создавалась не для сцены, а творилась в кругу близких, в границах деревни, когда, например, на Троицу всем селом шли провожать весну с обрядовыми песнями. К сожалению, сейчас народная культура переживает коммерциализацию. Слушателям нужно что-то повеселее, залихватское, чтобы искры летели. Но ни одна деревенская бабушка, выбирая любимую песню, не споет вам плясовую, она исполнит лирическую, протяжную.

— На ваш взгляд, насколько хорошо в области сохранились фольклорные традиции?

— Потому что носители истинной культуры уходят, и уже сейчас мы бежим за тенью и пытаемся ее ухватить. Опасаемся, что настанет время, когда приедем в село и не сможем ничего записать. Например, в Исаклинском районе живут и русские, и мордва, и татары, мы наблюдаем сохранность фольклора, есть прекрасные этнографические коллективы. А в Безенчукском другая картина: мы записали песни только в сольном исполнении. Раньше там были богатейшие купеческие села, но на людей сильно повлияли исторические события, они перестали жить деревенской общиной. И песен стало меньше.

Многие думают: чтобы познать свою культуру, будет завтра и еще послезавтра. Но в реальности нет времени на размышление. Нужно торопиться узнать побольше о наших корнях у бабушек и дедушек.

Летом 2019 года мы завершим серию экспедиций, побывав в Красноярском, Красноармейском и Камышлинском районах, также изучим городской фольклор в Самаре.

— Полученные в экспедициях материалы как-то обрабатываете?

— Конечно. По итогам поездок мы систематизируем всю информацию, издаем книги, разрабатываем рекомендации по преподаванию народных танцев, песен, пошиву костюмов. У нас собран богатейший материал, который кроме наших записей содержит архивные данные. Первые свидетельства по Самарской области датированы 1914 годом. Как мы получили их из Хельсинки, это отдельная долгая история. Надеемся, наша работа получит более широкую поддержку властей.

— Как центр прививает интерес к традиционной культуре жителям Самары?

— В нашем городе активно развивается молодежное фольклорное движение. Есть замечательные ансамбли «Исток», «Уклад», «Вечора», «Древо», «Вольница», творческое объединение «Панская артель», детский клуб «Традиция». Мы участвуем в фестивалях по всей России, в фольклорной жизни города, проводим молодежные вечерки. Последние, кстати, очень популярны. Молодые люди попадают в деревенскую среду конца XIX века, общаются, учатся танцевать народные танцы. Важно привить интерес к традиционной культуре нашим детям, чтобы история продолжалась через них, по русской народной мудрости, передавалась из уст в уста, от сердца к сердцу.

Ближайшее мероприятие, которое мы готовим, состоится 24 ноября во Дворце детского и юношеского творчества на улице Куйбышева. С 10 до 16 часов будем проводить творческую лабораторию «Итоги экспедиций по Пестравскому и Кинельскому районам», перед гостями выступят этнографические коллективы. Приглашаем всех желающих, вход свободный. (6+)

Метки
Показать ещё

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение