Исторические версии

Как сын репрессированного стал почетным авиастроителем. Часть 3

Почетному авиастроителю Ивану Лясковскому скоро исполнится 90 лет.


Как сын репрессированного стал почетным авиастроителем. Часть 2


Новое назначение

— В 1978 году — новое назначение, — рассказывает почетный авиастроитель страны. — Уже последнее. Генеральным директором предприятия по изготовлению наземной аппаратуры. Он же завод аэродромного оборудования.

Каким он мне достался, конечно, помню. Его территория напоминала деревенский пейзаж. Разваленные дорожки, грязь кругом. Практически не было асфальта. Вот и пришлось начать с наведения порядка. Народ потом шутил, что из деревенского завод превратился в городской.

Задачи передо мной стояли колоссальные. И они практически выполнены. Были построены производственные корпуса. Предприятие оснащено современным оборудованием.

Большой корпус поставил перед уходом на пенсию. Решили создать новое производство. По обработке и изготовлению агрегатов, подъемников и так далее.

В поселке Дружба Хорезмской области Республики Узбекистан был введен в эксплуатацию филиал завода.

Досадно, но в 1989 году пришлось покинуть завод по состоянию здоровья. До этого меня отправляли на лечение в Москву. В кремлевскую больницу. Полгода там находился. Не вылечили, но хорошо поддержали.

Картина сейчас, к сожалению, на заводе безрадостная. Один корпус целиком занят посторонними. А помещений не хватает. Работы появилось, говорят, много. Надо набирать людей, а куда их? Два цеха — уже не завод. Переживаю…

Главное — понимание

— Интересуетесь, как у такого строгого руководителя складывались отношения с подчиненными? — улыбается Иван Францевич и отвечает:

— Работал на трех заводах, и за это время не нашлось ни одного человека, который на меня как на руководителя обижался бы. Несмотря на всю мою строгость. Просто я всегда добивался, чтобы люди понимали, что и для чего делается. Мы заботились не только о производстве, но и о благополучии работников. Создали, например, на заводе аэродромного оборудования огромное подсобное хозяйство. С фермами, мастерскими, земельными угодьями. В полном объеме развивали свиноводство — более тысячи голов. Держали и коров. Всегда обеспечивали коллектив свежими продуктами. Цены у нас были в два раза ниже рыночных. Люди все брали с удовольствием.

В подсобном хозяйстве работала специализированная бригада. И жила там же. Для обслуживающего персонала построили два двухэтажных дома. Хозяйство находилось под Кинелем.

Заводчане всегда чувствовали заботу о себе. Получали жилье. Могли заниматься спортом, отдыхать на заводской базе. Поправлять здоровье. У нас и медсанчасть своя действовала.

А что касается производства, то у меня был принцип — всегда приходить на работу рано. Какой цех навещу, никто никогда не знал. Заходил, смотрел, как начался рабочий день. Выяснял, кого что интересует, кто чем недоволен. Предпочитал во всем разбираться сразу. Мне в кабинете, собственно, и делать было нечего.

Самые сложные проблемы, считаю, лучше решать, чем отсекать. Захожу как-то в один цех. А там несколько человек — «тепленькие». Спиртного приняли. Вот и беседовал с ними, выяснял причины такого поведения. Ведь не все злостные пьяницы, есть просто слабовольные, слабохарактерные люди. Думал, думал, что делать. И решил организовать для злоупотребляющих алкоголем лечение прямо на заводе. Выделили специальные помещения. Ситуация стала меняться в лучшую сторону.

Быстрый развал

— Не переставал я думать о своем родном предприятии и после ухода на пенсию, — рассказывает Иван Францевич. — И когда весной следующего года решил посмотреть, как идут дела в подсобном хозяйстве, то ужаснулся — за два месяца там разгромили буквально все. Ни одной свиньи не осталось.

Когда приехал домой после увиденного развала, не можете себе представить, какое у меня было состояние. Сколько я вкладывал в это хозяйство! Почти каждый день там бывал. С ребятами работал. Бригады замечательно трудились.

А ведь новый директор мне слово давал сохранить подсобное хозяйство и стадион. Стадион, слава богу, жив. Кроме того, перед уходом начал строить бассейн. Выкопали котлован. Забетонировали. Установили металлоконструкции. Нового директора прошу: «Доделай бассейн, и тебя люди будут благодарить десятки лет. Понимаешь, как это важно для района? Сделай все как положено». Пообещал. Через полгода интересуюсь, как дела. «Тяжело, — отвечает, — все растаскивают». Я к председателю профкома: «Как с бассейном?» Он: «Ничего уже нет. Яму твою закопали».

Корпус лишь спортивный остался. Около стадиона. Остальное разворовали. Многое пошло на металлолом. В том числе и конвейерная линия в подсобном хозяйстве.

Я практически по шестнадцать часов вкалывал. Держал людей. Они не обижались. Знали, что все это для них. Для себя ни рубля не брал. Зеленую зону отвоевал у администрации. Где впадает Сок в Самарку. В районе оврага, чуть дальше, построили базу отдыха. С прекрасной столовой для отдыхающих. Капитальные кирпичные дома — двухэтажные, одноэтажные. Все время этот комплекс вспоминаю. Туда кроме заводчан приезжали отдыхать большие делегации из Москвы. Восхищались. Радовались. Там мог быть прекрасный дом отдыха городского масштаба. Лечебницу любую можно было открыть. Но, увы, этого не произошло. Позже эту базу отдыха коммерсанты к рукам прибрали.

Самый страшный год — год развала СССР. Как быстро все разворовали и растащили! Это ужасно!

Особая закалка

В архиве Ивана Францевича бережно хранится пожелтевшее письмо от сестры Анны. Вот строки из него: «А помнишь, братец, как мы учились и жили на что в Маноме? А я была старшая — варила, стирала, мыла. И сами мы готовили дрова. Носила желуди по дворам, меняла на картошку и молоко. Кушать-то все хотели. Даже страшно вспомнить все это…».

Как же старшее поколение относится к своему прошлому? У друга Лясковского Ивана Михайловича Колганова в 2011 году вышла книга под названием «Мы жили ради вас».
Вот в этом друзья солидарны. Они жили ради нас. Ради будущего страны.

Бережно хранит Иван Францевич фотографии минувших лет. Особенно много их со встреч выпускников авиационного института. Окончившие вуз в далеком 1953 году — люди закаленные. Выросли на одних и тех же идеалах. Четко знали, к чему стремиться. Шли к цели, несмотря ни на что. И никогда не сдавались.

Иван Францевич Лясковский

— кандидат технических наук. Автор ряда научных трудов, в том числе пяти книг. На его счету 17 изобретений. Награжден орденами Трудового Красного Знамени и «Знак почета», медалями «За трудовую доблесть», «За трудовое отличие» и другими.
Метки
Показать ещё

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение