Это ТОП

Восемь историй советских раритетов, которыми пользуется молодежь

В прошлом году мы попросили любителей «старины» поделиться своими историями о том, почему они любят устаревшие и давно немодные вещи.

Наушники ТДС-3

Михаил Куренков, программист:

— Это раритет из 1978 года. Наушники подарил мне на день рождения дядя, который очень увлекался музыкальной техникой. Я решил их отреставрировать. Покрасил, пропаял все контакты, поменял разъем.
Дядя хранил наушники в хороших условиях, поэтому картонные динамики не рассохлись, хотя такое часто случается со старой акустикой.

Самая серьезная модификация — замена амбушюр (мягких подушечек, которые прикладывают к ушам). Родные амбушюры у ТДС-3 из знаменитого советского поролона. Такой поролон со временем либо рассыпается в труху, либо превращается в камень. Поролон в ТДС окаменел. Поэтому я сам сшил новые амбушюры.  И «утеплил» сами наушники акустическим поролоном. Сейчас в магазинах наушники подобного качества стоили бы больше трех тысяч рублей.

На удивление, звучат они средненько. Это массовые наушники, поэтому я не рассчитывал на какое-то хорошее качество. Я начал слушать в них музыку, когда у меня ломались обычные наушники. Плюс советской техники в том, что она не дает перегруженного бухающего баса. Сейчас этим грешат многие бюджетные «уши».

Пластинки

Диджей Cruvert:

— В моей коллекции есть довольно редкий экземпляр – пластинка группы Gray  ‎с альбомом «Shades Of..», которая была выпущена тиражом 1000 экземпляров. Она стоит около 300 евро. Пластинку выпустили только в 2000-х годах, однако выход ее планировали еще в 1980-х. Причиной такой задержки стали финансовые проблемы группы. Больше «Shades Of..» не издавался, поэтому мой экземпляр можно считать уникальным.

Сам коллектив Gray появился в 1979 году. Их альбом считается экспериментальным. Участники группы – художники-авангардисты. Они записывали звуки, которые издавали с помощью подручных средств, а не музыкальных инструментов.

В эпоху современных технологий цифровые записи перестали иметь ценность. А вот пластинки с аналоговым звучанием — это совсем другое.

Шапка «Петушок»

Алексей Психический, музыкант:

— С этим прекрасным головным убором я познакомился в раннем детстве. Сколько ему лет, и откуда он взялся, я сказать затрудняюсь. Помню лишь, что в детстве, слышал фразу: «Алёша, надень шапочку», и непременно надевал ее. Поездки с дедушкой на рыбалку в холодную погоду, жесткие дворовые «снежки» и зимние походы без этой шапочки не обходились. Но со временем она перекочевала в шкаф.

Возвращению «петушка» поспособствовали не самые обычные обстоятельства.  Перед первой фотосессией группы «Мадам Брошкина» меня попросили надеть «что-нибудь долбанутое». Естественно выбор пал на «путышка».

Благодаря вам я снова вспомнил об этой вязанке, специально переворошил всё у себя дома, но её не нашёл. Скорее всего, сейчас она лежит дома у мамы. Пропасть шапка точно не могла. Это один из любимых моих аксессуаров и главное воспоминание о детстве.

Фотоаппарат «Зенит»

Алексей Гоуст, художник:

— Для меня стало открытием, когда друг предложил сделать фотографию на пленочный фотоаппарат. Я тогда еще не догадывался, что кто-то ими еще пользуется , что пленку еще возможно где-то проявить. Через некоторое время он мне прислал оцифрованную фотографию, где мы с ребятами стоим на крыше напротив ТЦ «Молот». На снимке совсем по-другому играл свет, и был он по особенному теплый .

Я загорелся идеей купить собственный пленочный фотоаппарат. Выбор пал на «Зенит TTL»1981-82 годов производства. В свое время он считался крутым, поэтому стоил прилично. Я нашел его на доске объявлений и на следующий день купил. Его первый владелец, мужик лет 65 лет, продал мне его со словами: «Зачем тебе? Цифровые фотографии лучше».

Затем я приобрел пленки и начал снимать. Сначала фотографировал простые панорамы, друзей. Потом начал экспериментировать с пленкой и самодельными фильтрами из экранов ЖК- телевизоров, создавал мультиэкспозицию (когда на один кадр делается более одного засвета). Сейчас снимаю редко. В последнее время в Самаре стало сложнее с проявкой, и это грустно.

Мотоцикл «Урал»

Сергей Вахрушев, пресс-секретарь StartupSamara:

— Когда я был ребенком, в деревне у двоюродного брата постоянно были мотоциклы – «Мински», «ИЖи», «Уралы». У каждого второго, рожденного в Советском союзе, есть история, как он в люльке ездил с дедом или отцом за сеном, грибами или на рыбалку. С тех пор, наверное, меня это и зацепило.

Свой мотоцикл «Урал» 1988 года выпуска я купил в Тольятти четыре года назад. С советской мототехникой есть проблема — найти в нормальном состоянии мотоцикл с документами становится с каждым годом все сложнее.

Для меня мотоцикл стал эмоциональной покупкой. На тот момент опыта ремонта подобной техники не было, пришлось быстро учиться. Поэтому благодарен за поддержку парням из «Уралмотоклуба» . Они восстанавливают, ремонтируют и используют для езды советские тяжелые мотоциклы – «Урал», «Днепр» и более ранние модификации типа К-750, М-62.

Вообще в Самаре есть много людей, которые увлекаются разной ретро-техникой, не только «Уралами». Владельцу такого мотоцикла повышенное внимание обеспечено.

Аппарат для выжигания «Дымок»

Денис Тачез, художник:

— Решил сделать объёмное выражение своего стиля — различное сочетание круглых и продолговатых форм. Подумал, что самый доступный и простой материал сейчас — это целлофан. Пробовал спаять краем утюга, паяльником — результат был не очень качественный. И утюгом работать довольно сложно. Можно обжечься, и старый дорожный маленький утюжок, который нужно держать тремя пальцами, да ещё под углом, особо не помогал.

Тогда я вспомнил, что есть один инструмент, который можно было бы использовать — это выжигатель по дереву. Спросил у знакомых парней. У одного из них как раз был такой – «Дымок» 1989 года выпуска. Сейчас я его использую для создания инсталляции, элементами которой являются различные целлофановые формы.

Фильмоскоп Ф75-1М

Алексей Батьков, фотограф:

— Когда у меня появился диапроектор, мне было 3 года. Рос я, как и все другие мальчишки, упрямым, капризным, шалил, хотел иметь собственную приставку с картриджами. Все мысли были об игрушках из магазина «Юность» на Ленинградской. На приставку денег не хватало. Вместо нее мне купили фильмоскоп — аппарат для показа диафильмов.

Диафильмы мама включала мне не потому, что телевизора не было, а для общего развития. В аппарат вставлялась обычная плёнка по типу Kodak, через систему линз изображение делалось резким при подстройке, и как через современные проекторы выводилось на экран.

«Экраном» была дверь в комнату. В полной темноте, как в кинотеатре, я, удобно расположившись, и подложив под спину подушку, с интересом наблюдал, за яркими цветами, за сменой кадров, даже читал за мамой. Коллекция диафильмов еще цела, я храню ее на память – все-таки раритетные вещи. А, вот, проектор, к сожалению, сломался. Думаю, что отнесу его в ремонт, чтобы опять использовать.

Термометр

Андрей Сазонов, журналист:

— Его кто-то подарил родителям, примерно во второй половине 1980-х годов. Это сувенирный комнатный термометр, который был сделан в СССР. На нем выбита старая цена — 1 рубль 30 копеек. Также красуется надпись «Крым – Ялта». Думаю, что после возвращения полуострова в состав России этот сувенир ценен вдвойне.

Метки

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение