ГлавнаяЛюди

Роман Козвонин — человек, который смотрит на Самару «свысока»

Поговорили с самарским парапланеристом об экстриме, магии полетов и уникальных фотографиях.

Роман Козвонин

— Ром, ты долго учился летать?

— В самарском парапланерном клубе «Высота» я обучался около трех месяцев. Мне тогда повезло со свободным времени. На тот момент я не был обременён семьёй и работой. А вот с погодой в 2010 году дела обстояли не очень. Была жара, и дней с умеренным ветром было мало. Сложно было отработать навыки работы с крылом.

— Сколько вылетов в месяц ты совершаешь?

— Раз на раз не приходится. Бывает десять, а бывает вообще не летаю. Зависит от погоды.

— В прохладную погоду пилотируешь?

— До прошлого года я летал в основном с апреля по конец ноября. Зимой занимался кайтингом. А в прошлом году друзья-пилоты затянули в зимние полёты и мне понравилось.

— Максимальная высота, на которую ты поднимался?

— Около 2000 метров. Интерес забираться так высоко один – облака. А давление там ниже, чем на
земле. Поэтому при снижении уши закладывает.

Роман Козвонин

— Ты попадал в чрезвычайные ситуации во время полетов?

— Их почти не было. Однажды я был на грани, когда оказался на пути грозовой тучи. Ее удалось обойти и вернуться на взлетное поле.

А вообще, дорога на автомобиле к месту взлета и обратно опаснее, чем сами полеты. В парапланеризме наибольшую опасность для себя представляет сам пилот. Жизнь и здоровье напрямую зависит от умений оценивать условия предстоящего полета, от навыков.

Мы используем мотопараплан. Он работает по принципу крыла, только оснащен еще мотором за спиной пилота. Необходимо грамотно и своевременно обслуживать двигатель и следить за его техническим состоянием. Иногда в полете возникают технические неполадки — пару раз отказывал мотор.

Многие считают, что при отказе мотора, параплан камнем падает на землю. Но это не так. Параплану мотор нужен лишь для набора и поддержания высоты. Без него можно продолжать полет без каких-либо действий со стороны пилота. Просто будешь постепенно снижаться. В такой ситуации нужно найти площадку для посадки и направить параплан к ней.

Во время полета находишься в постоянном поиске мест для аварийной посадки и выбираешь высоту таким образом, чтобы долететь до удобного места в случае отказа двигателя.

— Что интересного или необычного ты видел с высоты?

— Все становится интересным. Полёты открыли для меня мир с другой стороны. Волшебно окутывающие рельеф туманы, стаи диких лебедей, плавающие на озерах.

Роман Козвонин

Даже обычное болото с высоты выглядит волшебно. Прошлой зимой среди льда на Волге видел парня, играющего на гитаре напротив видеокамеры.

Роман Козвонин

— Где ты больше всего любишь летать? 

— Над Самарской Лукой и волжскими заводями. Эти места ни одного пилота не оставляют равнодушным.

— Ты не только летаешь, но фотографируешь. Сложно делать два дела одновременно?

— Фотографировать несложно. Средняя скорость полета параплана, в зависимости от ветра — 40 км/ч. Это позволяет быть и внимательным пилотом, и ищущим фотографом. Сложнее всего находить действительно интересные планы. Можно привезти из полёта 500 снимков, из которых только один или два будут интересными. Бывает так, что вообще ничего цепляющего не удается снять.

— Твои фото пользуются большой популярностью. Ими заинтересовались даже в National Geographic. Льстит ли тебе такое внимание?

— История с иностранным журналом такая: я размещаю некоторые свои снимки на сайте российского представительства National Geographic. Их редакции, видимо, снимки нравятся, и они публикуют их в своих пабликах, во всех социальных сетях. Всегда приятно, когда на твои фотографии обращают внимание, когда их может увидеть большая аудитория.

 
 
 
 
 

    Интересный случай был прошлой зимой. На одном из самарских телеканалов в передаче даже выделили отдельное время, чтобы показать мои фотографии зимней Самары в формате слайд-шоу под музыку. Хотя я к этому не стремился. Все было как обычно — снял, разместил, поставил хэш-тег.

    — Думаешь подавать заявки на конкурсы?

    — В фотоконкурсах участия не принимаю. Фотография для меня точно такое же хобби, как и полёты. Мне удалось совместить два увлечения. Фотографии, снятые во время полетов, позволяют мне вспоминать эмоции, которые я испытывал. А мои близкие и друзья могут увидеть то, что видел я.

    — Этой зимой сделаешь перерыв или продолжишь полёты?

    — Зимой летать буду. В этом есть свои прелести. Холод не помеха.

    Роман Козвонин

    — Расскажи про свою фототехнику: насколько мощная камера, что за фирма, какой объектив?

    — Я использую камеру с хорошим динамическим диапазоном марки Canon, объективы для аэросъемки CarlZeiss Planar 50мм и Canon 16-35мм. В полёт беру один из них. Больше люблю — 50 мм.

    Метки
    Показать ещё

    Добавить комментарий

    Комментарий появится после модерации.

    Газета

    Приложение