Самое самарское

Самое самарское. Об историческом наследии города

Любой знаменитый город знаменит прежде всего своими достопримечательностями. Эйфелева башня в Париже или Саграда Фамилиа в Барселоне — это главнейшие туристические аттракционы великих городов.

И неразрывно связаны с этими объектами имена их создателей — дерзких творцов, без которых эти символы человеческого могущества не устремились бы ввысь.

В Самаре такими безусловными символами города являются филармония, железнодорожный вокзал, «Звезда». Их автор — архитектор Юрий Храмов ушел из жизни в середине октября. Банальная фраза, но действительно трудно найти человека, который так много сделал для нашего города. Творца, чей вклад в его жизнь, развитие, историю был бы настолько заметным и очевидным. Гораздо увереннее и честнее чувствуешь себя, когда знаешь, что поднялся высоко и видишь далеко потому, что стоишь на плечах у гигантов. Надо только не забывать, что ты на них стоишь.

Память и памятники

Проблема исторической памяти для нашей страны — одна из важнейших. За последние 100 лет предыдущую историю в России отменяли дважды. Поэтому и возникает разрыв в сознании. Как относиться к людям, создавшим советский, космический Куйбышев? Мы хотели бы видеть в них своих предшественников, но существующий русский капитализм так резко контрастирует с нашим восприятием советского прошлого, что свести это все в гармоничную картину, увы, не удается.

Но надо. Хотя бы потому, что не может великая цивилизация, имеющая собственную уникальную миссию, насчитывать 30 лет истории. Или даже взять последний век: как эти годы воспринимать — как прорыв или как провал России?

Универсальных ответов нет, мнения в обществе расходятся кардинально. Один из свежих примеров — активно идущая повторная переоценка роли Александра Солженицына. Он, кстати, в Самаре бывал. Точнее в Куйбышеве, в пересыльной тюрьме, напротив ГРЭС. Теперь там штрафстоянка, ну и скромная мемориальная доска. Нужно ли увековечивать в Самаре память Солженицына — вопрос дискутируемый. Но совершенно очевидно, что необходимо как можно больше и шире рассказывать жителям сегодняшнего города о тех, кто его создал. Нужно увековечивать их память, рассказывать об их вкладе, еще и еще раз доказывать — мы стоим на плечах гигантов. И такое отношение, согласитесь, гораздо рациональнее, чем восприятие всех достижений прошлого как ресурса, который можно транжирить по своему усмотрению.

Набор для памяти

Казалось бы, сегодня есть много способов для увековечения памяти: в городе ставятся памятники и скульптурные композиции, которые отсылают к самым разным эпохам в истории Самары. Но это всего лишь иллюзия небольшой прослойки культурной публики. Очень показательна история с закрытой вечеринкой на даче со слонами. Многие гости были немало удивлены возмущением градозащитников: наоборот, теперь, когда про эту дачу узнали по-настоящему богатые люди, а не только трое ученых и два журналиста, они (богатые люди) привлекут к даче внимание и там сделают ремонт! И так говорят совершенно доброжелательные, вполне симпатичные люди. О том, кто такой Константин Головкин и чем примечательна дача, эти люди, наверное, не знают. Хотя дача со слонами в понимании той же культурной общественности, как и сама личность Головкина, — это символ расцвета купеческой Самары.

Значит, недостаточно рассказывается про Головкина и многих других наших славных сограждан. И стандартный набор, рассчитанный на увековечение усопших титанов, — мемориальная доска и звание почетного гражданина (посмертно), может, и достаточен, чтобы почтить память, но уж точно его не хватит, чтобы пробудить в новых поколениях самарцев гордость за предков.

Не буду перечислять, чем и кем мы можем гордиться, потому что, увы, для большинства самарцев имена славных предков почти пустой звук. Еще один пример — это сбор предложений на новое название аэропорта Курумоч. Очень показательно, что в список попадают одни и те же люди, несомненно уважаемые, но при этом в списке, просто навскидку, нет, например, Святителя Алексия. Он для нашего города фигура очень значимая. Но для самих самарцев связи между городом и Алексием, увы, нет. Даже такой, чтобы имя на конкурс предложить.

Великое подспорье

А ведь великие люди, жившие и творившие в городе, — это его главная слава. В конце концов, без гения Гауди не было бы Саграды и много чего еще, но прославление имени великого каталонца — это отдельная программа, которая закладывает в горожан чувство гордости и причастности. Ну и для туристов это очень неплохо. Одной из форм работы с увековечением памяти и созданием серьезных проектов могла бы стать программа по открытию в городе мемориальных музеев великих земляков.

Сегодня в Самаре этот тренд успешно реализует новый музей Эльдара Рязанова. Мемориальная часть прекрасно взаимодействует с современными музейными технологиями, музей сразу же полюбился горожанам. И для подавляющего большинства связь между Рязановым и Самарой все еще остается неожиданным открытием! Даже с этим надо работать.

А мемориальных музеев в Самаре можно открыть немало. Их сейчас всего-то четыре на миллионный город: Ленина, Фрунзе, Толстого, Рязанова. И было бы очень хорошо, патриотично и дальновидно в рамках развития проекта «Самара — запасная столица», открыть для начала музей-квартиру Дмитрия Шостаковича. В ней он завершил величайшее патриотическое произведение русского искусства. Достойна эта страница нашей истории маленького музея?

А Максим Горький? Журналист «Самарской газеты» жил на улице Степана Разина, и в советское время его память чтили — в квартире работал музей.


Публикации Максима Горького в «Самарской газете»


Непонятным образом музей оказался приватизирован. Возвращение городу этого культурного объекта была бы прекрасным знаком того, что мы помним наше прошлое, помним наших великих земляков. Надеюсь, что вместе с городскими властями и восстановленным комитетом «Культурная Самара» эту задачу можно будет решить.

Метки
Показать ещё

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение